827Житие святителя Иннокентия Иркутского

Начало пути: академия, Лавра, петровский флот

Святой Иннокентий, в миру Иоанн, происходил из дворянского рода Кульчицких, или Кольчецких. В половине XVII века родители святого и некоторые родственники его переселились из Волыни в Малороссию, в Черниговскую губернию, спасаясь от голода и тяжести польского владычества.

Многие лица из этого рода проходили духовные должности и отличались своим благочестием. О родителях святителя, впрочем, ничего не известно. Сохранилось только предание, что они были люди благочестивые и богобоязненные.

Святитель, получивший в крещении имя Иоанн, родился около 1680 года и по достижению отроческого возраста, около 1695 года, отдан был в училище при Киевском Богоявленском монастыре. Здесь отрок обучался риторике, философии, богословию и языкам: латинскому, греческому и польскому.

Училище при Киевском Богоявленском монастыре, переименованное в 1701 году в академию, было тогда лучшим в Юго-Западной Руси. В то время в нем преподавали многие знаменитые мужи. Ректором академии был ученый архимандрит Иоасаф Кроковский, словесность преподавал Стефан Яворский, впоследствии митрополит Рязанский и местоблюститель патриаршего престола. В то же время был наставником в академии и знаменитейший во временя царствования Петра I проповедник – Феофан Прокопович.

Иоанн прилежно занимался науками; до нас дошло много книг, переписанных рукою святителя или принадлежавших ему. Особенно ревностно изучал он словесность и читал западнорусских проповедников, так как желал впоследствии подвизаться в проповедании слова Божия. Не менее любил он читать творения отцов и учителей Церкви. Молитва и изучение слова Божия – таковы были занятия блаженного Иоанна в годы учения.

Уже давно мечтал он о том, чтобы посвятить себя всецело служению Господу.

Внешние тяжелые обстоятельства – смерть родителей, чума, объявившаяся в Киеве, – побудили его ускорить исполнение намерения. Окончив в 1706 году курс обучения в Киевской академии, он воспринял иночество и вступил с именем Иннокентия в число братии Киево-Печерской обители.

Недолго, однако, блаженный Иннокентий подвизался в Киевской лавре. В 1710 году он был вызван в Москву Стефаном Яворским для преподавания в Московской славяно-греко-латинской академии. Эта академия находилась в Заиконоспасском монастыре.

Здесь святой Иннокентий преподавал словесность и учил студентов искусству церковного витийства. В 1714 году святой был назначен префектом академии. Его обязанностью было наблюдать за порядком внутренней и внешней жизни воспитанников, а кроме того, он еще преподавал нравственное богословие и философию.

Эту должность он занимал до 1719 года, пока не был вызван в звании соборного иеромонаха в Александро-Невскую лавру и назначен на корабль «Самсон», стоявший в Ревеле.

С «Самсона» довольно скоро он был переведен обер-иеромонахом в город Або. Занимая эту должность, святой был начальником флотских иеромонахов, служивших в Финляндском корпусе, надзирал за их поведением, разрешал недоразумения и сносился о церковных нуждах с Святейшим Синодом. Так как святой Иннокентий по обязанности своей службы каждую неделю должен был посещать каждый корабль, то, вероятно, он хорошо был известен государю, так любившему созданный им флот.

Но Господь назначил Своему угоднику новое, высшее служение. Он судил ему быть просветителем отдаленнейшей окраины русского государства – Восточной Сибири.

Сибирь: картина вопиющих беспорядков

Сибирь, завоеванная в 80-х годах XVI века, хотя медленно, но непрерывно заселялась русскими переселенцами. По берегам многочисленных рек они строили зимовья для сбора дани с инородцев, остроги для защиты от набегов.

Вместе с расселением русских по обширной Сибири распространялась и Христова вера: по зимовьям ставились кресты или часовни, по острогам строились церкви, а по городам — церкви и монастыри.

В 1620 году в Тобольске была открыта Сибирская епархия. Но одного епископа, разумеется, было недостаточно для огромной Сибири, и церковная жизнь представляла собой грустную картину вопиющих беспорядков. Духовенства было недостаточно, многие церкви стояли без пения; монастыри жили без устава, и монахи были таковыми только по имени. Среди верующих, не исключая и духовенства с монашеством, встречались такие пороки, и царила такая распущенность, что неприлично и описывать. Сибирь нуждалась в апостолах веры Христовой.

В половине XVII столетия русские переселенцы дошли до границы Китайской империи, до озера Байкал и реки Амур. В то время были там построены небольшие крепости-остроги: в 1654 году – Нерчинский острог, в 1665 году – Селенганский, оба на восточной стороне Байкала. На западной еще ранее, в 1652 году, было основано Иркутское городище для сбора дани с соседних инородцев.

С этих поселенцев начинаются и отношения, и столкновения с Китаем; от них проникает в Китай и православная христианская вера. В 1650 году казацкий атаман Иерофей Хабаров занял китайский город Албазин на левом берегу реки Амура. Укрепившись в Албазине и настроив городков, казаки держались здесь тридцать пять лет, и отсюда владели всем течением Амура. Но в 1685 году китайцы с 15-тысячным войском и многочисленной артиллерией осадили 450 казаков, засевших в Албазине, и, истребив часть русских, остальных (около 300) взяли в плен.

Пленникам предложили или вернуться в сибирские поселения, или поступить в подданство китайскому богдыхану. На последнее согласились 45 человек с женщинами и детьми. Они то и стали зерном Православной Русской Миссии в Китае.

При выходе своем из Албазина они взяли с собою из крепостной церкви бедную церковную утварь с иконами, и в числе их – образ святителя Николая, а также насильно увлекли с собою священника Максима Леонтьева. Русские пленники были приняты богдыханом Канси очень ласково, поселены в Пекине, на так называемом «Берестовом урочище», в северо-восточном углу столицы, у самой городской стены. Этот богдыхан Канси царствовал с 1662 по 1722, был человек мягкий и сочувствовавший европейцам.

В его продолжительное царствование сделала большие успехи в Китае католическая миссия.

Богдыхан отдал казакам буддийское капище, которое они переделали в часовню. Сами пленники причислены были к почетному сословию воинов. В 1696 году часовня перестроена в церковь, освященную во имя Святой Софии, Премудрости Божией, хотя обычно называлась Никольской по имени чтимой иконы. Престарелый отец Максим ревностно трудился на чужбине и продолжал свою пастырскую деятельность до самой кончины своей, последовавшей в 1711 или 1712 году.

Китайская миссия

В 1715 году, по замыслу неутомимого «апостола Сибири» митрополита Тобольского Филофея и с согласия богдыхана, в Китай отправлена была первая Русская Миссия, – десять человек во главе с начальством архимандритом Иларионом Лежайским. Богдыхан принял Миссию ласково, дал ей содержание и дозволил богослужение.

В 1718 году настоятель Миссии архимандрит Иларион скончался. На его место Святейшим Синодом и был назначен святой Иннокентий.

Еще до возведения его в сан архимандрита до Синода дошли слухи, впоследствии, впрочем, оказавшиеся неверными, что китайский император Канси склонен принять христианство. Митрополит Филофей писал тогда сибирскому губернатору князю Гагарину: «Полезно было бы при назначении доброго и мудрого человека в Пекин почтить его чином архиерейским или архипастырским и клиру с ним сослать человек пятнадцать».

Святейший Синод, рассмотрев это дело, определил послать в Пекин епископа, чтобы он мог рукополагать священников и диаконов. Епископом в Пекин и выбрали святого Иннокентия, известного своим благочестием и ученостью.

Окончательно решение зависело от Петра I.

Во время производства этого дела архимандрит Александро-Невской лавры Феодосий был назначен епископом Новгородским, а святому Иннокентию было временно поручено исполнять должность наместника лавры.

14 февраля 1721 года Святейший Синод доложил императору Петру I: «Определенного в Хинское государство (то есть в Китай) иеромонаха Иннокентия Кульчицкого архиереем Иркутским и Нерчинским для близости к оному государству посвятить ли? И оного для удобнейшего обхождения от Сибирской епархии отделить ли?»

Государь повелел: «В архиереи посвятить, но лучше без титула городов, понеже сии города порубежные к Хине (то есть к Китаю), чтобы иезуиты не перетолковали низко и бедства б не нанесли».

Тогда святой Иннокентий донес в Синод: «Понеже Богу, царскому величеству и Вашему Святейшему Синоду тако изволися, во еже бо мене, нижеподписаннаго, почет саном епископства, послать в Китай на дело, яже Вам известно, сего ради и аз таких высоких лиц воле не противяся, но паче со всяким достодолжным почтением облобызая, дерзая некия нужды, без которых тамо и на пути быти невозможно, изъявити».

В дальнейшем донесении блаженный Иннокентий просил отпустить необходимые для богослужения вещи и потребную сумму.

5 марта 1721 года святой Иннокентий был посвящен в епископа в Петербурге в присутствии самого государя. Но так как по церковным правилам всякий епископ должен именоваться по области, то блаженного Иннокентия нарекли епископом Переяславским от имени Переяславля-Залесского. В указе Святейшего Синода сказано, что Иннокентий рукоположен во епископа для «проповеди слова Божия и размножения ради православной веры восточного благочестия в Хинское государство, где архиерея прежде сего не бывало».

Назначая Иннокентия на евангельскую проповедь, Святейший Синод в то же время поставил его в независимое положение относительно митрополита Сибирского, подчинил новопоставленного святителя непосредственно себе, а Сибирскому владыке предписывал помогать епископу Иннокентию в его сношениях со Святейшим Синодом.

19 апреля 1721 года святитель вместе с двумя иеромонахами, двумя диаконами, 5 певчими и с несколькими служителями выехал из Петербурга в Москву.

В Москве он получил грамоту от Сената, предписывавшую по прибытию в Китай не разглашать, что владыка имеет архиерейский сан, – из-за препятствий от иезуитов. Если же случайно кто-нибудь из тамошних знатных и высоких лиц спросит его о чине, то владыка должен был отвечать, что имеет чин епископства ради того, чтоб рукополагать священника и диакона, по мере необходимости, на место умерших, а не ради чего другого. Но и такое заявление предписывалось делать с большою осторожностью.

Святитель ещё не успел выехать из России, а власти уже опасались враждебных действий со стороны китайцев и особенно от иезуитов. Ожидания эти оправдались, но исполнилось также и то, чего Святейший Синод ждал от святого Иннокентия. На отдаленной окраине Русского государства святитель был истинным пастырем, ярким светочем Христова учения, приведшим ко Господу из тьмы язычества немало душ.

Перед отъездом в Сибирь святому Иннокентию были выданы из патриаршей ризницы серебряные сосуды и омофор. Прочую же необходимую утварь, по синодальному распоряжению, взяли в Суздале из ризницы митрополита Ефрема. А богослужебные книги были выданы ему из Синодальной типографии.

Около года добирался святитель со свитой Иркутска, – здесь он должен был ожидать дальнейших распоряжений Синода.

Прочитано: 1 145 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*