В юные годы, когда мне было семнадцать-восемнадцать лет, я неоднократно посещал матушку Алипию. Мои друзья, молодые ребята, которые все были церковными людьми, также приходили к Матушке. Я не собирался быть священником, моя профессия, как я думал, была уже определена. На то время я серьезно занимался рисованием и живописью, потом поступил в институт, и профессия художника была для меня близка и дорога. Поэтому о том, чем мне заниматься в жизни, кем мне быть, какой дорогой идти, я у Матушки не спрашивал.

Приходил я к ней или сам,или с друзьями,она нас всегда очень тепло принимала, щедро старалась угостить. Посидим у нее, пообщаемся, послушаем, что она говорит. Мы понимали, что перед нами старица, исполненная дарами Святого Духа. Бывало, что ее слова сразу были непонятны, а впоследствии становилось понятным то, о чем шла речь.

О том, что Матушка говорила посторонним, я не хотел бы говорить, потому что это касается других людей. С ее стороны были прямые обличения за нехорошее поведение, которые она говорила так, чтобы чело¬века не обидеть, говорила как бы в сторону. Кому надо, тот поймет.

Бывало, что Матушка Алипия смиряла своих посетителей, ей видней было, для чего это было нужно. Однажды я пришел со своим другом, а Матушка взяла, да и легла как бы «спать» — на такой лавочке, на которой спать было невозможно. Так она лежала на ней несколько часов, этим действием показывая, что ничего, мол, потерпите, подождите.

Что ж, нужно с ней поговорить, значит надо ждать. Поспит — потом поговорим. Так мы и ждали, каждый думая о своем, зная при этом, что она видит все наши мысли. Через два часа она вскочила, и говорит моему другу: «Ничего, ничего, Бог прощает грехи — каешься, значит прощает!» Матушка так утешила его! Но… заставила посидеть. Заставила, так скажем, напрячься.

Матушка Алипия использовала к каждому человеку индивидуальный подход, насколько я видел. Она учитывала склад души человека, его характер, его покаяние, его способность слышать. В этом отношении она была очень психологи-чески тонким человеком.

Прозорливость ее была очевидна. Часто такое можно было наблюдать: она говорит, что тот и тот придут к ней, и да — через полчаса они приходят. Таких случаев было очень много.

Один из моих друзей, в будущем священник, Сергий Конобас, работал на Скорой помощи, но помогал в Демиевском храме, был пономарем. Однажды мы с другом встретили его, он как раз ехал к Матушке. И предложил нам поехать вместе с ним. Мы согласились. Поездка была случайной, но то, что сказала нам всем Матушка, было очень значимо для каждого из нас. По дороге мы встретили еще одного знакомого, которого также пригласили к Матушке. Так все вчетвером мы к ней и пришли, но каждый получил от этой встречи свое. Кто предсказание, кто обличение…

В этот день я впервые услышал от Матушки предсказание, что буду священником, это меня очень поразило. Зная, о том, что старица ничего просто так никогда не говорила, и все сбывалось в свое время, я стал задумываться о том пути в жизни, который она мне указала. Впоследствии ее слова оправдались. Также и все мои друзья услышали то, что ожидает их в жизни.

Моему другу Сергию, как и мне, старица предсказала, что он будет священником. Позже Матушка благословила ему уезжать из Киева в Москву, хотя он не представлял, как он может бросить все и уехать из родного города в чужие места. Но молитвами старицы все начало складываться удивительным образом. И теперь отец Сергий живет и служит в Подмосковье.

Подвиг блаженства — это один из самых сложных подвигов. Он очень труден для понимания, потому что мы слишком развращены, заторможены в духов¬ном плане, дезориентированы. Подвиг юродства становится для нас таким труднодоступным. Его очень нелегко отличить от мошенничества. Относительно этого подвига идут споры, есть разные точки зрения и мнения. Для осознания этого типа святости требуется определенный уровень церковности, церковного сознания. Те противоречия, которые вокруг матушки Алипии происходят, базируются скорее не на том, кем была она, а на том, кто есть мы, на наших несовершенствах. И я думаю, что сама Матушка была против всяких разделений.
(«Стяжавшая любовь», — «Подвиг блаженства -это один из самых сложных подвигов»,- Протоиерей Николай Даненко)

Прочитано: 32 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*