…Шла с трудом, часто останавливалась, хромала. Мой спутник сочувственно поджидал меня, но помочь ничем не мог. Когда мы пришли, у могилки были люди. Я удивилась. Прежде могилка представлялась мне какой-то роскошной, а реально она оказалась совсем скромной. Она была похожа скорее на холмик, но весь уставленный свечами. Когда я вынула свою свечку, то все люди, стоявшие у могилы, заинтересовались ею, обратили на нее внимание. Некоторые спрашивали: «Это иерусалимская, да?»

Я отвечала так, как будто иерусалимская свеча для меня была обычным явлением, гордо и невозмутимо, что удивило меня саму: «Да! Конечно!» Она казалась мне шикарной. Моя бело-голубоватая свечечка сразу же загорелась ровным сильным пламенем. Люди стояли, молились. Я стояла рядышком — любовалась своей необыкновенной свечей. Вдруг заметила, что она начала гаснуть. Пламя становилось все меньше, меньше и меньше. Я встрепенулась, как будто что-то во мне оборвалось. Напряженно следила я за угасающим пламенем. Вскоре свеча потухла совсем, испустив дымок.

Молитва продолжалась. Люди сосредоточенно молились. Я не отрывала глаз от своей осиротевшей свечи. Зажечь ее снова было как-то неудобно — это могло помешать общему молитвенному настрою. Прошло довольно долгое время. Вдруг я заметила, что в моей свечи вспыхнул огонек — казалось, вся могила осветилась потоком света, исходившим от нее. Неизвестно, заметил ли кто-нибудь еще все происшедшее — я с необыкновенным удивлением и вместе с тем радостью смотрела на стоявших рядом людей, но лица их были очень сосредоточенны.

Все стояли с опущенными головами, видно было по их лицам, что у людей такое напряжение, такая внутренняя боль, все пришли с какими-то проблемами, скорбями. Я же исполнилась чувством необыкновенной благодарности Матушке, меня переполняло желание сделать что-то хорошее именно для нее, ничего не желая получить обратно. Я радовалась о том, что Матушка показала мне знак в том, что она слышит наши просьбы. Я даже забыла о боли в ноге, хотя все время, пока мы молились, стоять было трудно — я все время переминалась с ноги на ногу, нога отекла и очень болела.

Вскоре мы с моим спутником отправились домой. Пройдя довольно значительное расстояние, он с удивлением заметил: «Слушай, а ты же не хромаешь!?» Я воскликнула: «Господи, я и забыла! Я забыла о боли!» В необычайной радости мы пришли домой. Вопреки моим ожиданиям рана на ноге очень быстро зажила.
(«Стяжавшая любовь» — «Иерусалимская свеча», — Усольцева Тамара Борисовна, г. Киев)

Прочитано: 2 486 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*