0-1Многочисленные паломники стремились в Оптину пустынь за духовным советом и утешением, а покидая обитель, неизменно испытывали потребность получить старческое благословение на свои дела. Не имея возможности лично поговорить со старцами, многие обращались к ним письменно. Особенно много писем отправляли из Оптиной накануне двух христианских праздников – Рождества и Пасхи.

По традиции, в Оптиной Пустыни заранее готовились к этим праздникам. Многие паломники хотели приехать в обитель, чтобы разделить торжественную радость с любимыми старцами, однако для большинства это путешествие было невозможно. Тогда почта приносила духовным чадам из разных уголков России небольшие конверты из Оптиной Пустыни с праздничными посланиями.

Традиция подобных посланий зародилась при старце Амвросии. Поступив в скит Оптиной пустыни, будущий старец был келейником и письмоводителем у преподобного старца Макария. Принимая участие в духовной переписке, он, еще будучи послушником, понял, насколько важным является дело духовного руководства. Вовремя поданный в письме совет для многих разрешал тяжелые недоумения, устраивал людские судьбы. Письмоводительство было духовной школой, которая подготавливала для будущего старческого служения. Кроме отца Амвросия, письмоводителями у старца Макария были иеромонах Гавриил (Спасский), в будущем устроитель Белокопытовской женской общины; иноки Иоанн (Половцев), впоследствии архиепископ Литовский и Виленский Ювеналий; Лев (Кавелин), впоследствии наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Леонид, известный церковный историк, археолог, писатель; Павел (Покровский), впоследствии иеромонах Платон, принимавшие активное участие в книгоиздательской деятельности монастыря.

О значении письмоводительства для духовного возрастания и опытности преподобного Амвросия было написано в первом его жизнеописании, составленном архимандритом Григорием (Борисоглебским): «Отец Макарий в течение своего старческого служения писал необыкновенно много писем. С каждой почтой он получал десятки писем с разных сторон с просьбами советов и наставлений. На те из них, которые действительно нуждались в ответах, старец непременно отвечал. Вот в этой-то переписке и помогал старцу о. Амвросий. Многие из ответных писем старца, которые изданы в целых пяти томах, написаны под диктование старца рукою о. Амвросия. А некоторые писаны прямо о. Амвросием по указанию старца. Большинство писем, которые присылались к старцу, конечно, прочитывались о. Амвросием. Это участие в огромной переписке было весьма важно для будущего преемника о. Макария. Это переписка совсем особого рода. Тут, во-первых, только одна правда. Тут наболевшие человеческие души обнажали пред благочестивым старцем самые сокровенные свои тайники, раскрывали самые глубокие язвы. В подобных письмах виден весь человек, во всей его истинной, неприкрашенной наготе; в них говорят истинное горе, настоящая печаль. Участие в этой переписке знакомило наперед, и знакомило самым основательным образом, о. Амвросия с человеческой душой, с ее тайными изгибами, с ее немощами и силами, знакомило с мирским человеком».[1]

От оптинских старцев дошло мало догматических сочинений, однако сохранилось значительное количество писем, которые содержали советы по различным духовным вопросам. К старцам обращались отцы семейств, советуясь по деловым вопросам, старцам писали многодетные матери, описывая проблемы воспитания, много писем приходило из женских обителей. Писали со всех концов необъятной России, и это служение старцев было особенно важным в те времена, когда общество отходило от веры. Справедливо отмечал в 1909 году протоирей Сергей Четвериков, предваряя публикацию писем старца: «В о. Амвросии живет и действует тот же самый дух, перед которым мы благоговейно склоняемся в лице Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского, Зосимы и Савватия Соловецких и который еще так недавно проявился в лице преп. Серафима Саровского». [2]

В отличие от других писем, Рождественские послания были специально приурочены к одному из главнейших христианских праздников.

Первый жизнеописатель старца Амвросия Григорий (Борисоглебский) писал о важности подобных посланий: «Они важны для всех, ибо для всех и писаны. Они писались старцем из года в год, к каждой Пасхе и Рождеству. Обыкновенно он или сам писал или диктовал первый экземпляр послания. Затем с него снималось тут же несколько копий, которые рассылались в ближайшие женские монастыри, где монахини-почитательницы старца наперерыв спешили изготовить как можно более копий. Участвовать в этом добром деле почиталось сестрами за счастье. Особенно много таких копий писалось в Белёвском (Тульской губернии) женском монастыре. Затем, когда достаточно копий было изготовлено, они присылались к старцу, он их подписывал своим именем и рассылал тысячами. Получившие же их также старались распространить между своими близкими, как лучшие праздничные подарки. Старец смотрел на это дело серьезно. И потому обычно писал эти послания с большим усердием. Они – необыкновенно назидательны; в них – глубокая аскетическая мудрость. Все они проникнуты горячей любовью старца к своим духовным детям: это пишет именно отец своим нежно любимым детям. Сии послания – самый драгоценнейший для будущего памятник пастырской деятельности почившего».

Эти послания после кончины старца были собраны и впервые опубликованы в журнале «Душеполезное чтение». Впоследствии Рождественские послания вошли во все сборники писем преподобного.

Прочитано: 1 469 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*