В годы моей юности мне посчастливилось посещать матушку Алипию. Я, тогда двадцатилетняя девушка, студентка университета, начинала ходить в храм, взялась за серьезное изучение Православия по наставлению своего духовного отца. Жила я в то время в общежитии недалеко от Демиевского храма в честь Вознесения Господня, в который ходила также и матушка Алипия. Я ее сразу заметила, она особо отличалась от всех прихожан. И не только тем, что была всегда бедно одета, но потому, что носила какие-то «горбы» на груди и на спине. Вместе с тем она была очень красива и светла лицом, всегда ставила много свечей и приносила много хлеба на панихидный стол. Я, мало понимавшая тогда святых подвижников, предавала некоторой критике то, что отличало ее от других.

Однажды со мной случилась беда. Считая пребывание в комсомоле противным моим религиозным убеждениям, я порвала комсомольский билет. И сразу, казалось, на меня восстали все силы ада. По стечению обстоятельств, меня увидели в храме. К тому же я познакомилась с православной девушкой из Чехословакии, которая стала мне передавать христианскую литературу, а я раздавала ее. За нашим духовным отцом Петром Здрилюком, вокруг которого сгруппировалась молодежь в храме, был установлен надзор, верующие числились в «черном списке». Оказалось, что следственные органы знают и про книги, передаваемые из Чехословакии. А это было начало 80-х годов…

Меня вызвали в комитет комсомола и говорили, что религиозным фанатикам нет места в университете — всё мне простится, если я не буду ходить в храм, и возьму новый комсомольский билет. Я отказывалась, но не знала, что делать дальше.

И тут мне Господь послал молитвенную помощь матушки Алипии. Один верующий человек повел меня к ней домой. Я увидела среди Голосеевского леса маленький домик. В доме было чисто, но много всего наставлено, на кровати было место только для сидения среди многочисленных мешочков. Я подумала: «Если бы Матушка была прозорливая, она бы знала, как я ее поступки осуждаю, выгнала меня». А она ласково смотрела и улыбалась. Я рассказала ей о своей ситуации и спросила: «А может все-таки взять комсомольский билет, а самой тихонько продолжать ходить в храм?»

Она пошла к иконам молиться, а потом подошла ко мне и сказала: «Я и без комсомола царские грамоты носила». Я пробовала возразить, что здесь царские грамоты не причем, но она это же повторила еще два раза. Я решила, что даром сюда пришла, подумала, что нужно надеяться только на силу своих собственных молитв. Но на другой день… из умов всех моих обидчиков стерлась вся информация, касающаяся комсомольского тиска на меня. Как будто его и не было! До конца моего комсомольского возраста мне никто о комсомоле не напоминал. В те годы это было большим чудом.

Следующее мое посещение Матушки произошло уже после ее смерти, на Лесном кладбище. Так случилось, что у меня украли чужие деньги и мне, как главной «виновнице», нужно было их в кратчайший срок отдать. Сумма была большая, а своих денег у меня не было совсем. Мне посоветовали съездить к монахине Алипии на кладбище.

Поехала и сразу успокоилась как-то по-особому моя душа. И после этой поездки мне вдруг начали дарить деньги знакомые, и не столь знакомые люди — я смогла все отдать. После этого чуда я стала часто ездить на могилу: когда уставала от житейской суеты, когда возникали какие-то проблемы… Матушка мне помогала всегда своим ходатайством перед Богом.

А однажды мне позвонили мои знакомые и сообщили о мгновенном исцелении маленькой девочки от гнойной ангины. Ей дали съесть конфетку с могилы матушки Алипии.
(«Стяжавшая любовь» — «Я и без комсомола царские грамоты носила», — Галина Ивановна Павленко, г.Ирпень)

Прочитано: 1 426 раз.
Поделиться с друзьями

Комментарии закрыты