Наше село очень большое — оно считается поселком городского типа. Имея фабрики, школы и постройки бытового назначения, наше село в советское время не имело храма, что было большой скорбью для верующих. Нам предлагали открыть храм в помещении электростанции, а наш сельский храм святых апостолов Петра и Павла оставался закрытым. Собралось нас несколько человек, и поехали мы к Матушке Алипии просить молитв и совета.

Рассказали ей о своей беде, жалуясь на то, что нам отдают электростанцию, в которой невозможно открыть храм. «Матушка Алипия, там же мазут!» — говорили мы ей. Старица Алипия посмотрела на иконы и возмутилась: «Мазут! Там и мазут, там и блуд!»

А потом начала своеобразную беседу с небесными покровителями нашего сельского храма: «Ну, апостолы Петре и Павле, как? Отдадим церковь? Да, отдадим! Сначала отдадим Лавру — так, да? А потом апостолов Петра и Павла, да? — и после молитвы обратилась к нам. — Не слушайте их, отдадут вам церковь, большой церковь отдадут».

Вскоре слова блаженной подтвердились. Бог услышал ее молитвы. В начале возобновились богослужения в Киево-Печерской Лавре, а потом в храме апостолов Петра и Павла. Откровение о том, что происходило в здании электростанции, как выяснилось, также не было напрасным.

У меня болел брат, и я поехала спросить Матушку Алипию — будет ли он жить? Старица сразу не ответила, но через какое-то время вышла на улицу и начала копать яму, с усердием раскидывая землю. Все присутствующие наблюдали за этими действиями блаженной и переживали: «Это кто-то умрет». И через несколько дней умер мой брат.

К Матушке Алипии часто приезжала из Москвы жена генерала Валентина, которую блаженная очень любила. Она была свидетелем напряженной духовной борьбы Старицы с духами злобы поднебесной. Однажды, ночуя в келии блаженной, она услышала громкий стук. Низкий мужской голос требовал: «Матушка, откройте! Матушка, откройте!» Старица приказала испуганной женщине: «Молчи!» — и не открыла двери. Женщина начала просить Старицу: «Откройте — зима на улице!» Но святая открыла ей духовную сущность происходившего, указав на беса. Матушка начала усиленно молиться — и тогда женщина поняла, кто стучит в дверь! Послышался страшный шум и сильный удар в дверь.

Как-то мы трапезничали у Старицы и она, предложив нам пищу, попросила: «Оставь еще на шестерых человек». Мы удивились: «Да нет же никого!» Вскоре постучали в дверь и вошли шестеро посетителей, которых Матушка сразу же пригласила на трапезу.

Наняли мы однажды машину, которую вел молодой неженатый человек, и поехали к Матушке. С нами было двое грудных детей. Перед нашим приходом, как нам рассказывали потом, Матушка попросила: «Кипятите молоко — дети приедут». Мы вошли, но наш водитель остался на улице, стесняясь войти. Матушка видела его духовными очами и сокрушалась: «Зовите — еще одно дитя там!» — Старица назвала водителя так потому, что он был еще неженатый и совсем молоденький.

С моими подругами я собралась поехать в Почаев, но по дороге предложила посетить Матушку для того, чтобы взять благословение на благополучное паломничество.

Старица очень хорошо нас приняла, благословила и на обратном пути попросила заехать к ней. Возвращаясь, одна из моих подруг начала сокрушаться: «Ну вот, прокатала грошики, прокатала — нет грошиков». А другая моя подруга утешала ее: «Да не плачь за этими деньгами — деньги будут!» Приехали к Матушке. Она нас встретила со словами: «Прокатала грошики, прокатала — нет грошиков…», — и в точности повторила разговор подруг.
(«Стяжавшая любовь» — «Отдадут вам церковь!», — Макиенко Мария Мироновна, с.Березна, Черниговская область)

Прочитано: 16 раз.
Поделиться с друзьями

Комментарии закрыты