Моя младшая дочь Лиля заболела — у нее колено припухло, а я собиралась ехать в Голосеевский монастырь, так как в этот день была память приснопамятного Алексея Шепелева. Дочь же утром встала и плачет: «Мама, у меня колено болит — не могу ходить!» Я по профессии врач и, осмотрев дочь, решила, что положение серьезное — хоть бы не начался никакой полиартрит. Разволновавшись, я все же не могла не поехать на службу и говорю дочери: «Лилечка, я, к сожалению, не могу дома остаться — я договорилась поехать в Голосеевскую пустынь».

В этом святом месте жила матушка Алипия, там был ее домик и, конечно, место это необыкновенно намоленное и святое — сколько там молитв пролилось к Богу! Я приехала туда, но у меня в голове моя Лиля, упала я на колени перед крестиком матушки Алипии и прошу: «Матушка, исцели мою дочь — ты же знаешь дочку мою младшую, Лилечку! Исцели ее, пожалуйста — колено у нее припухло и я боюсь, чтобы у нее не начался никакой воспалительный процесс».

После такой молитвы мне стало легче на душе, со спокойной душой мы поклонились мощам преподобного Алексия Шепелева, помолились в Голосеевской пустыни и пришли домой. Лиля моя бегает по квартире абсолютно здоровая — воспалительного процесса как и не было. Этот процесс так просто не уходит, я, как медик, знаю, насколько трудно снять его в колене, тем более, что была большая припухлость. Дочка моя прыгает, бегает, веселая, довольная — говорит мне: «Мама, у меня ничего не болит!» Я спросила ее: «Когда прошло?» А она мне рассказывает: «Утром — через час или полтора, как ты уехала». То есть исцеление произошло прямо во мгновение ока. Как только я попросила, тут же болезнь ушла по молитвам матушки Алипии.

Другой необыкновенный случай произошел со мной. Я пошла в Введенский монастырь и думаю: «Подам записку на сорокоуст». Этот сорокоуст тогда стоил девять гривен. Заказала я за старшую дочку, за маму, пересчитала деньги и думаю: «Ладно, что мне уже эти девять рублей, закажу сорокоуст и о матушке Алипии, куплю ей свечку рублевую». Написала и подала. Конечно, деньги все растратила, а очень хотела купить одеяло — такие одеяла продавала женщина в переходе. Я всегда пройду, посмотрю и говорю продавцу: «Вот снова денег нет, вот снова я растратилась — не хватает». И тут опять я иду. Продавщица смотрит на меня вопросительно. Оправдываюсь: «Я снова растратилась…» Она отвечает: «Да ты бери так, а потом деньги отдашь». Я быстренько это одеяло скрутила, положила на плечи и вперед — домой! Продавщица мне напоследок говорит: «Ну, как мы с тобой и договаривались — я тебе пятерку уступаю». Одеяло стоило восемьдесят пять гривен, а мне она отдала за восемьдесят. Потом эта женщина позвонила вечером и говорит: «Я тебе еще пятерку уступаю». Одеяло было отдано мне чужим человеком без денег, да еще и уступили десять гривен. В тот же день Матушка вернула мне деньги, потраченные для нее.

Третий раз было великое, я считаю, исцеление. Моя старшая дочь заболела — у нее начались нарывы под рукой. По-медицински это называется гидроденит, когда воспаляются лимфоузлы под рукой. Руку поднять невозможно, ощущается жуткая боль. Мы вначале выгревали рану, мазь прикладывали, но нарывы повторялись. Я решила, что нужно идти к себе в поликлинику и обратиться к хирургу. Мне сказали, что пока его не порежешь, не почистишь — нарывы будут возобновляться.
Один раз порезали два раза, второй раз порезали два раза и третий раз. Все вскрывал и вскрывал хирург эти нарывы, а помощи не было никакой. Дочь умолчала у врача, а мне показывает вечером — у нее образовался карман и свищ с гнойным содержимым, и пошел уже на грудь. Половина груди затвердела — инфильтрат и краснота сильные. Поднялась температура. Я говорю дочери: «Тут мы уже без матушки Алипии никак не управимся!» Дочь согласилась поехать. Отстояла она на панихиде, коленочки преклонила, я ей говорю: «Доця, проси!» Она соглашается: «Буду просить!» А мне пришла мысль взять земельки. Вечером я пришла домой, приложила земельку прямо на открытый свищ.

С тех пор я не забываю повторять: «Вот медики — вам и вся стерильность!» Нам и резали, и клиника у нас хорошая — суперстерильность, но гидроденит шел дальше, и дальше, и никак этот процесс нельзя было остановить. Я сказала дочери: «Я кладу тебе лепешку из земли. Ты согласна?» Она говорит: «Да». Мы приложили, и на утро почти все полностью затянулось, инфильтрат ушел, только чуть- чуть краснота осталась. Вечером мы положили второй раз и до сих пор никаких проявлений болезни.
(«Стяжавшая любовь» — «Вот вам и стерильность!», — Братчук Людмила Павловна, г.Киев)

Прочитано: 1 335 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*