10Во все времена главным аргументом лжи против истины, зла против добра, ненавистника-диавола против Бога Вселюбящего было и остается насилие. Но силы зла бессильны против верных Господних. Прислужник бесноватого кесаря Нерона, нечестивый Егеат, угрожая служителю Христа Спасителя святому Андрею казнью на кресте, не понимал, что возвещает ему высочайшую Небесную радость. И на угрозу Первозванный Апостол отвечал словами сострадания к своему палачу:

– Я раб Креста Христова и желаю крестной смерти. Ты же можешь избежать вечного мучения, если, испытав мое терпение, уверуешь во Христа, ибо я печалюсь о твоей погибели более чем о своих страданиях; страдания мои окончатся в один, много – в два дня, твои же мучения и после тысячи лет не будут иметь конца; посему не приумножай себе мучений и не разжигай для себя вечного огня.

От этого увещания высочайшей любви Егеат только еще больше воспламенился гневом и приказал заточить благовестника в темницу. Крепостью, милосердием, человеколюбием святой Андрей стяжал в Патрах всеобщую к себе любовь; перед ним благоговели, им восхищались не только христиане, но даже те, кто еще коснел в язычестве. Огромная толпа горожан собралась вокруг темницы, требуя освобождения праведника; одни призывали штурмовать ворота тюрьмы, другие кричали, что надо убить Егеата. Но сам святой Апостол умиротворил своих поклонников, воззвав из окна темницы:

– Не превращайте мира Господа нашего Иисуса Христа в диавольский мятеж, ибо Господь наш, будучи предан на смерть, показал всякое терпение, не прекословил, не вопиял, и не было слышно на улицах гласа Его; посему и вы молчите, и будьте спокойны. Не только не делайте препятствий моему мученичеству, но сами, как добрые подвижники и воины Христовы, приготовляйтесь к тому, чтобы терпеливо понести на своем теле всевозможные истязания и раны. Если и нужно бояться мук, то только таких, которые не имеют конца, устрашения же и угрозы человеческие подобны дыму, – явившись, они внезапно исчезают. Но люты те страдания, которые вечны. Посему будьте готовы к тому, чтобы через временные скорби перейти к вечной радости, где будете веселиться, всегда процветать и всегда царствовать со Христом.

Тем временем Егеат измыслил для благовестника мучения и казнь, зрелищем которой надеялся устрашить народ. Сначала он приказал беспощадно бить Апостола плетьми: святой мученик выдержал истязание без стона, хотя «трудившиеся» над ним отряды палачей, утомляясь, сменялись семь раз. Настало время казни: чтобы сделать умирание страстотерпца дольше, мучительнее и страшнее, Егеат решил не пригвоздить, а привязать его тело к кресту, устроенному особым образом – наискосок (это орудие казни и славы Первозванного Апостола в его честь получило название «Андреевский крест», им запечатлен флаг российского флота, избравшего святого Андрея своим Небесным покровителем).

Тело верного ученика Христова изнемогало от боли, но душа его ликовала от предчувствия Небесной встречи с Богом Спасителем. Первозванный Апостол воспел хвалу кресту, предназначенному для его казни:

– Радуйся, крест, освященный Христовою плотию! Пока не был распят на тебе Господь, страшен был ты для людей, теперь же тебя любят и с желанием принимают, ибо верующие знают, какое ты заключаешь в себе веселие, и какое уготовано за тебя воздаяние. Возьми меня из среды людей и отдай меня моему Учителю, чтобы чрез тебя принял меня Тот, Который искупил меня тобою.

Дух Первозванного Апостола был сильнее крестных страданий, невыносимых для обычного человека. И на кресте он дышал Божественной любовью, думал не о себе, а о ближних, спеша последние часы своего земного жития посвятить служению им, – и с креста продолжал поучать спасительной вере, надежде, любви.

Сладко было народу слушать проповедь святого Андрея, но мучительно было видеть его страдания. Шел уже второй день крестной казни апостола, и в окружавшей его толпе росло волнение, усиливался ропот. Наконец множество людей устремилось к дому Егеата, вперед вышли старейшины Патр и сказали жестокому правителю:

– Не должно так страдать человеку святому, честному, учителю доброму, но должно снять его со креста, ибо он, вися второй день на кресте, не перестает учить правде.

Имперский чиновник, привыкший тиранствовать над покорными людьми, испугался народного возмущения. Утратив прежнее высокомерие, дрожащий от страха Егеат заявил пришедшим:

– Иду сам снять Андрея с креста.

Но земной подвиг старца-апостола был уже завершен, и вместо земной жизни кончина на кресте открывала перед ним Жизнь Вечную в Царстве Небесном. Ничто земное уже не было властно над святым мучеником, и с крестной высоты своей высказал он лишь сожаление о погибающей душе своего палача:

– Зачем пришел ты, Егеат? Если хочешь уверовать во Христа, то откроется тебе, как я обещал, дверь благодати. Но, увы! Сердце твое объято лукавством. Ты пришел только для того, чтобы снять меня с креста, а я не желаю, пока жив, быть снятым с креста, ибо я уже вижу своего Царя, уже поклоняюсь Ему, уже стою перед Ним, но страдаю за тебя, потому что ты готовишь себе вечную погибель. Позаботься о себе, пока можешь. Ты напрасно ищешь освободить меня – я давно свободен; меня любит и милует Искупитель мой!

И ко Христу Сыну Божию, крестной смертью искупившему верных от рабства греху и ненависти, воззвал распятый Первозванный ученик Его с дерзновением:

– Прими, Господи, меня с миром в вечные Твои скинии!

Ярчайший Небесный свет, подобный молнии, озарил апостола-страстотерпца, – так что ни Егеат, ни воины, никто из скорбящей вокруг толпы не могли ни приблизиться к нему, ни смотреть на него. А когда померк этот чудесный свет, Первозванный Апостол уже предал дух свой Всевышнему.

А несчастный Егеат, так боявшийся народного гнева, не устрашился и не вразумился Небесным знамением при кончине святого Андрея. Чиновник-карьерист злобной радостью радовался смерти «зачинателя беспорядков», в низком рассудке его возобновились мечтания о разгроме христиан, о расправе над собственной женой –благочестивой Максимиллой, дерзнувшей снять с креста тело Первозванного апостола, исцелившего ее болезнь и просветившего ее душу… И когда Егеат предавался свирепым мечтаниям, вошел в него бес и поразил рассудок его безумием: несчастный выбросился из окна своего роскошного дома и разбился насмерть.

Благовествование святого Андрея в Патрах увенчалось величием его страдальческой кончины и страшной гибелью его палача. Те, кто не обратились к истине проповедью Первозванного апостола на городских улицах, познали истину в проповеди его с креста. «Тезоименитый мужеству» ученик Спасителя научил мужеству верных: Патры сделались христианским городом, не пугавшимся угроз от императоров-язычников. Первозванный апостол стал Небесным покровителем города, в котором сподобился распятия, и по его молитвам Всевышний посылал жителям Патр просвещение, чудесные знамения, защиту от бедствий и вражеских нашествий.

Семена спасительной веры, посеянные святым Андреем на пути его апостольских странствий, всходили и преображались в христианские общины, храмы и монастыри, претворялись в могучие «сеннолиственные древа» епархий и Поместных Церквей. Захолустный городишко Византий, для которого Первозванный апостол рукоположил епископа, превратился в державный Царьград, красу и славу Вселенского Православия, и оттуда, наконец, благодать Божия достигла Русской земли.

Плодородной для апостольского посева была почва античных цивилизаций, взрыхленная веками философских исканий, почва же древней Скифии казалась дикой и неплодной: жившие здесь племена не имели даже письменности, для того чтобы передать услышанное своим потомкам. Но вот, прошло девять столетий – и таившееся в этой почве семя взошло, преображаясь в великое древо Русской Церкви. Крест Христов, некогда воздвигнутый святым Апостолом Андреем на горах Киевских, осенил благочестивых предков наших, даруя им любовь и мудрость, земную державность и вечное спасение.

Дорогие во Христе братья и сестры!

Всероссийский пастырь, святой праведный Иоанн Кронштадтский говорит:

«Служителями Себе в великом деле спасения человечества Ипостасная Премудрость избрала не мудрых и не книжных людей века сего, а простых, смиренных, неученых, бедных рыбарей, коих все достояние на земле заключалось в рыбачьих лодках и сетях, да в убогих хижинах…

Чтобы удостоиться человеку получить от Бога благодать, премудрость и силу, нужна была способность к восприятию этих даров Божиих, нужна была простая, верующая, смиренная, не испорченная лукавством и всякими житейскими страстями цельная душа, способная быть носительницей благодати Божией, сверхъестественной премудрости и силы Божией…

Для дела Христова нужны были люди ума и сердца возвышенного, самоотверженные, чуждые житейских пристрастий…

Апостолы обладали всем миром и повелевали всей твари, бесов прогоняли, всякие болезни исцеляли, воскрешали мертвых, как бы пробуждая их от сна; вся природа преклонялась перед ними по воле и заповеди Господа, Которому они были искренними слугами, хотя потом и сами вкусили насильственную смерть от людей, подобно Господу своему, благоволившему принять смерть от рук беззаконных и злонравных иудеев, но Своею смертию сокрушившему жало смерти всего рода человеческого…

Святая Православная Русская Церковь особенно чтит Апостола Андрея Первозванного, как первого учителя славян, путешествовавшего в пределах нынешнего града Киева, где он предсказал просвещение будущих жителей его светом веры Христовой.

Предсказание это, переданное нам преподобным Нестором, русским летописцем, исполнилось при княгине равноапостольной Ольге, а потом при внуке ее Владимире, Красном Солнце России. С тех пор много на Руси подвизалось для спасения преподобных мужей и жен, князей и княгинь, святителей и всякого духовного чина и мирского, лиц всякого звания и состояния даже до сих дней. Сам Бог прославил святую нашу веру и Церковь и доселе прославляет бесчисленными благотворными чудесами во всем Отечестве, в городах и селах…

Сколько было чудесных знамений в разные бедственные годины России! Сколько их теперь бывает по усердным молитвам благочестивых русских людей! Все эти милости Господь явил и являет в России за ее правоверие, твердо соблюдаемое Православной Русской Церковью, иерархией и народом. А потому Православие для нас дороже всего на свете, как привлекающее к нам Божие и Матери Божией и святых угодников благоволение, помощь и спасение…

Итак, Апостол Андрей по преимуществу наш, российский апостол, и ему посвящены храмы в Киеве, Петербурге, во многих местах России, в честь его установлен высший орден нашего Отечества, жалуемый самым заслуженным лицам».

Святой Иоанн имел право назвать первозванного ученика Христова «по преимуществу Российским апостолом». На нашей стране сбылись слова Господни: «Есть последние, которые будут первыми» (Лк. 13, 30), – русичи много позже других народов восприняли святую веру, но им суждено было стать главным ее оплотом.

История человечества — это история «лежащего во зле мира» (Ин. 5, 19), но незримо действует в нем спасительная Премудрость Всевышнего, видимое зло употребляя зачастую для вразумления и вечного спасения людей. Пессимисты видели в истории лишь кровавый хаос, ученые педанты – собрание интересных фактов, марксисты представляли исторический процесс в виде жесткой схемы классовой вражды. Но только сознанию, просвещенному Истиной Христовой, открывается действительный смысл истории – всемогущее и определяющее действие Промысла Божия в судьбах народов и государств.

«Господь, кого любит, того наказывает» (Евр. 12, 6). Поэтому в исторических судьбах православных народов вразумляющие деяния Промысла для духовного взора особенно очевидны: награда – за благочестие, но суровая кара за грех и отступничество. Так было и в истории православной России.

Так было, когда погрязла Древняя Русь в братоубийственных междоусобицах, единоверные князья ради власти и чести «дышали друг на друга крамолой» и лили кровь православных людей, жестокими учителями явились татаро-монголы с Востока и хищный папизм с Запада. Веками томились русичи под чужеземным игом, пока не поняли урок Господень и не покаялись, – тогда даровал Всевышний свободу, объединение и державность Русской земле.

Возвысилась Россия, стала могучей империей, и возгордилось ее дворянство, впало в роскошь, ввело в моду разврат, западные ереси и безбожие, тогда бичом Божиим обрушился на страну Наполеон с «двунадесятью языков» покоренной им Европы. Как сказано в пословице, «пока гром не грянет, мужик не перекрестится», но перед лицом такого врага не одни мужики, а уже и дворяне «закрестились», вспомнили о спасительной вере, взмолились о помиловании к Всевышнему – и даровал Господь православным воинам одоление Наполеоновых полчищ. Недаром в честь этой победы царь Александр I Благословенный повелел отчеканить медаль с надписью: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Пс. 113, 9).

О смысле этих событий писал в XIX веке прозорливый святитель Феофан Затворник: «Нас увлекает просвещенная Европа… Да, там впервые восстановлены изгнанные было из мира мерзости языческие; оттуда уже перешли они и переходят к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня. Но припомним двенадцатый год: зачем это приходили к нам французы? Бог послал их истребить то зло, которое мы у них же переняли. Покаялась тогда Россия, и Бог помиловал ее. А теперь, кажется, начали уже забывать тот урок… Как шла французская революция? Сначала распространились материалистические воззрения. Они пошатнули и христианские, и общерелигиозные убеждения. Пошло повальное неверие: Бога нет, человек — ком грязи; за гробом нечего ждать. Несмотря, однако, что ком грязи можно было всем топтать, у них выходило: не замай! Не тронь! Дай свободу! И дали! Начались требования — инде разумные, далее полоумные, там безумные. И пошло все вверх дном. Что у нас? У нас материалистические воззрения все более и более приобретают вес и обобщаются. Силы еще не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование самоуправства – выражается свободно. И вот выходит, что и мы на пути к революции!..

Западом и наказывал, и накажет нас Господь, а нам и в толк не берется… Завязли в грязи западной по уши, и все хорошо… Зло растет: зловерие и неверие поднимают голову, вера и Православие слабеют…

Если опомниться, конечно, ничего не будет, а если не опомнимся, кто весть, может быть, опять пошлет на нас Господь таких же учителей наших, чтобы привели нас в чувство и поставили на путь исправления. Таков закон правды Божией: тем врачевать от греха, чем кто увлекается к нему. Ведайте, православные, что Бог поругаем не бывает».

Увы! Дворянско-интеллигентский слой России — те, кто были призваны наставлять народ, не только не поняли грозного предостережения Свыше, но еще и усугубили свой грех: к прежнему полубезбожному «вольнодумству» добавили прямой атеизм революционных теорий. И вот, в не сумевшую излечиться от чужебесия Россию явились новые учителя, ставшие для нее пострашнее Батыевых и Наполеоновых орд. Большевики-богоборцы ввергли страну в пучину гражданской войны и террора, каторжных лагерей, чудовищного тоталитаризма.

На веру Христову большевики обрушили гонения столь же свирепые, как и древнеримские язычники. И ту же верность Богу Спасителю, как и первохристианские страстотерпцы, явили новомученики и исповедники Русской Церкви: неисчислимое множество их предпочло пытки и смерть отречению от святой веры. В жестокую годину гонений на их крови выстояло русское Православие, по обетованию Господню, «созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16, 18).

Около семидесяти лет длилось новое «вавилонское пленение» – господство большевизма над русским народом Божиим. Но вот, без видимых причин, без войн и революций лопнул безбожный режим, как мыльный пузырь, от собственной духовной пустоты. По мановению десницы Господней рухнула новая «вавилонская башня» – попытка возгордившейся твари устроить земной рай без Бога и против Всевышнего Творца своего. Но обломки этого безумного строительства страшно изувечили Русскую землю, а десятилетия засилья богоборцев оставили после себя разруху в душах, сердцах и умах человеческих.

Ныне Русская Церковь восстанавливает свои святыни, вновь обращается к народу с проповедью Христовой Истины. Но увы, большинство народа утратило даже простейшие навыки благочестия – посещения храма, молитвы и поста, души некоторых по их невежеству в родном Православии становятся добычей сектантских «волков в овечьих шкурах», а многие доселе коснеют в безбожии. Люди, лишенные благодатной защиты Церковных Таинств легко поддаются соблазнам гибельных страстей и пороков. Последствия этого для России ужасающи. Разврат подрывает семейные устои, блудники и блудницы не желают иметь детей, чудовищна вакханалия детоубийств-абортов, по стране бродят миллионы беспризорных сирот, подростков, и молодежь выкашивает эпидемия наркомании. Все более ускоряется вымирание России. Торжествуют силы зла – в предвкушении того, что народ-богоносец совершенно исчезнет с лица земли.

В тысячелетней своей истории Россия не раз восставала из праха, омываясь покаянными слезами и мученической кровью. Но сумеет ли и ныне народ, обескровленный богоборческим режимом и снедаемый лукавыми соблазнами, вновь привлечь к себе милость Всевышнего покаянной молитвой, возродиться в вере и верности?

Бывали времена, когда Всещедрый Бог дарил православной России не только насущный «прожиточный минимум», но и державное могущество, и материальное изобилие, и всестороннее процветание. В XIX веке следствием подвига царя Александра II Освободителя, выведшего народ из крепостного рабства, был стремительный и мощный взлет экономики Российской империи. Раскрепощенный талант русских людей проявился в промышленности, торговле, технике, науке, культуре. Одновременно с расцветом сельского хозяйства, благодаря которому Россия обеспечивала зерном и другими продуктами не только себя, но и половину Европы, по темпам роста промышленности Россия вышла на первое место в мире: согласно подсчетам аналитиков, при продолжении этого взлета к 1930 году она стала бы не имеющей соперников, ведущей мировой державой.

При этом вопреки большевицкому мифу об «угнетенных трудящихся» дореволюционный пролетарий на свою зарплату мог ежедневно покупать 2,5 килограмма мяса или полмешка муки, при желании мог ложками есть необычайно дешевую в те времена красную икру — подобное благосостояние никогда и не снилось труженикам в советский период. Очевидец российских политических смут начала ХХ века М. Беринг с изумлением отмечал: «Не было, пожалуй, еще никогда такого периода, когда Россия более процветала бы материально, чем в настоящий момент, когда огромное большинство народа имело, казалось бы, меньше оснований для недовольства… Да чего же большего еще может желать русский народ?» Но сбылось на внешне процветающей России обличенье Божие, обращенное к возгордившимся своими успехами: «Ты говоришь: я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3, 17). Большинство российского дворянства и интеллигенции возгордилось до безбожия, начало заражать своим нечестием уже и простой народ, разжигая в нем зависть и искры революционного ненавистничества. И Правосудный Господь попустил охладевшему в вере народу катастрофу 1917 года.

Как тогда, так и ныне обращен к русскому народу глас Бога Спасителя: «Имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его» (Откр. 2, 4–5).

Возвращение к первой своей любви, к Богу Вселюбящему, обращение к святорусскому благочестию есть единственный путь и земного спасения, и державного возрождения нашего Отечества. Иначе народ-отступник будет все глубже погружаться во мрак вырождения и вымирания – вплоть до окончательной гибели. И от нас с вами, от каждого из нас, от нашей веры и верности, от наших молитв и трудов зависит – жить или умереть народу нашему.

Первым вестником Христовой любви на Русской земле в древности явился святой Апостол Андрей. В 2003 году первозванный Апостол вновь зримо ступил на Русскую землю: со Святой Горы Афон сюда прибыла для поклонения нетленная его стопа. Во многих городах, в том числе в первопрестольной Москве, в древнем Киеве, в Севастополе-Херсонесе, откуда начиналось русское Православие, — повсюду тысячи верующих благоговейно стекались на поклонение честным мощам благовестника Господня. Это внушает надежду на то, что жива еще русская душа и способна откликнуться на весть, которую Первозванный Апостол Андрей обратил сначала к брату своему Симону-Петру, затем ко всем народам, коим выпало ему проповедовать, и ныне обращает к нашему народу и к каждому из нас: «Придите: обретохом Желаемаго». Аминь.

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Прочитано: 1 166 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*