Покров. День Матери

14 Окт 2013 | Категории: Новости

Pokrov-den-materi«Величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтим покров Твой святый, Тя бо виде святый Андрей на воздусе за ны Христу молящуюся», — поет Церковь в праздник Покрова Пресвятой Богородицы.

На протяжении веков этой материнской молитвой держится мир. О сущности молитвенного заступничества Пресвятой Богородицы задумывались как богословы, так и светские мыслители.

Протоиерей Сергий Булгаков:

…Не только 1000 лет назад молилась слезно Богородица, но молится ныне и здесь, и всегда, и всюду, и до скончания века. И не только над присутствующими тогда простерся ее покров, но и над всем родом человеков, и над всем миром и над нами, грешными, сияет осеняющий и спасающий покров Богоматери, хотя и не имеем очей, достойных это увидеть. Божья Матерь посредствует между землей и небом.

Она есть любовь и милосердование, милость и жалость, прощение и заступление. Она не судит, но всех жалеет. Она — не правда суда и не суд правды, но материнское предстательство.

И на страшном суде Сына своего Она молит Праведного Судию о прощении.

Грех мира и скорби мира ранят сердце вселюбящее, на злобу и грех она ответствует любовью и слезами.

Богоматерь плачет о мире. Мир не оставлен в скорби своей, человек не одинок в печали.

Верим и знаем, что и днесь предстоит Милосердная с молитвой и плачем о русской недоле. Слышит ли наше сердце плач Ее? Знает ли Ее молитву и утешение? Знает ли покров Ее над нашей землей? Да, слышит и знает, когда молитвенно склоняется перед Пречистой. Не оставила Она нашу землю, хотя и попущены ей сатанинские испытания.

Протоиерей Георгий Флоровский:

Церковь Торжествующая есть прежде всего Церковь молящаяся, ее бытие — живое участие в служении Христа, в Его заступничестве и искупительной любви.

Соединение со Христом, составляющее цель бытия Церкви — да и каждого отдельного христианина — есть прежде всего причастие Его жертвенной любви к человечеству.

И здесь огромная роль принадлежит Той, Которая уникальным образом связана с Искупителем — узами материнской любви. Матерь Божия становится Матерью всех живущих, всего христианского рода, каждого рожденного и возрожденного в Духе и истине. Вершина материнской любви — самоотождествление с ребенком — проявляется здесь во всей полноте.

Церковь не много говорит в догматах о тайнах своего собственного бытия. А тайна Марии — тайна Церкви. Мать Церковь и Матерь Божия вместе дают рождение новой жизни. И обе они – предстоятельницы.

Протопресвитер Александр Шмеман:

Этот праздник стал сердцевиной именно восприятия Марии как Матери, которой на кресте усыновлено было все человечество, которая как Мать принимает в сердце свое все наши горести, все страдания, всю безудержную боль нашего земного существования. «Тебе оружие пройдет сердце, дабы открылись помышления многих сердец…».

Эти слова праведного старца Симеона, сказанные Ей в день, когда Она принесла Младенца во Храм, чтобы посвятить Его Богу, глубоко проникли в душу верующих. Мать Иисуса Христа, принявшая всю страшную боль сострадания и жалости, когда стояла Она у креста Сына, — стала как бы даром нам, людям, даром материнской любви, материнской жалости, материнского сострадания…

Веками ощущали, духовным взором видели люди этот светлый покров над миром и радовались ему и в нем находили помощь и утешение. «Днесь благовернии людие светло празднуем осеняеми Твоим, Богомать, пришествием…».

Сергей Аверинцев:

Традиционный жест Оранты [от лат. Orans – молящийся; традиционное изображение Божией Матери с воздетыми в молитве руками; этот образ входит и в композицию иконы Покрова – Омофор Божией Матери лежит на Ее руках – ред.], восходящий к раннехристианскому искусству, — поднятые до уровня головы руки — есть жест молитвы.

Но сказать так — значит сказать еще не все. Слово «молитва» слишком легко воспринимается после веков новоевропейской культуры в настроенческом, сентиментальном, психологическом, пиетистском духе, как «Andacht»; средневековая архаика понимала молитву иначе и притом более жизненно.

Чтобы понять подлинный смысл жеста Оранты, полезно вспомнить известное место в Библии, где описывается именно такой жест. Согласно повествованию Книги Исхода, во время тяжелой битвы израильтян с амаликитянами Моисей поднял руки в молитве за свой народ — и до тех пор, пока он упорным усилием удерживал руки воздетыми, побеждали израильтяне, а когда руки Моисея невольно опускались, одолевали враги.

Участие Моисея в битве даже по чисто физической своей трудности не уступит труду каждого ратника.

В свете этого эпизода, популярного в средние века и служившего ветхозаветным прообразом позы Оранты, становится понятным, какого рода молитва изображена в знаменитой киевской мозаике. Эта молитва — многотрудное духовное воинствование «за други своя», «духовная брань», воински-непреклонное «дерзание» перед Лицом Бога, напряжение теургической силы, от которого должны расточиться видимые и невидимые, телесные и бесплотные враги города и народа.

Целую вечность не опускающая своих воздетых рук Оранта есть поистине «Воевода» для своих людей, самоотверженно принимающая на себя воинский труд заступничества за них, как Моисей принимал на себя бремя своего народа.

Прочитано: 16 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*