Прежде, чем дать оценку моим первым впечатлениям от встреч со Старицей, я хотел бы заметить, что, являясь консерватором в силу, может быть, своего характера, а может быть, и убеждений, поначалу я был несколько насторожен. Я никогда сразу не бросаюсь «в омут», потому что очень часто люди выдают желаемое за действительное, когда срабатывает так называемый эффект толпы. Поэтому я внимательно присматривался к матушке Алипии, удивленный ее некоторыми неадекватными поступками, свойственными юродивому человеку.

Потом я отметил для себя, что в Старице проглядывала удивительная цельность. Один факт меня убедил окончательно, что ее благодатный дар действительно существует.

Я жил с отцом в Октябрьском поселке напротив кинотеатра «Маяк”. У нас была половина финского дома. После смерти отца мы вместе с супругой пытались мою комнату обменять, но соседка никоим образом не хотела нам отдать положенную часть. Она всячески препятствовала нам, использовала любую ситуацию для того, чтобы только завладеть жильем. Дело доходило до суда. В один прекрасный день я приехал домой и увидел - дверь закрыта, врезан новый замок в моей комнате. Более того — лестница перевернута таким образом, что практически попасть в комнату невозможно. Новый замок, фундаментальная дверь — то есть все! Приходи, раскланивайся и уходи. В милиции сказали: «Извините, это через суд». Но не жить же мне на улице, пока начнется суд — безвыходная ситуация, да и еще такая отчаянная!

В таком положении я пошел к Матушке. Подхожу к ее дому. Я еще не успел развить свою мысль и изложить ей проблему, как вижу — в чрезвычайном волнении она бегает по двору, с кем-то спорит и требует: «А я говорю — отдай!” — очень импульсивно. Я ничего не понимаю, жду, когда она остановится. Мало ли чего — у человека своя странность какая-то, сейчас она остановится, и я ей все расскажу. Периодически в этом крике слышится: «А я тебе говорю — отдай ключ! Отдай ключ! Ключ!» Я ждал, ждал, но вскоре меня оттеснили вновь пришедшие к Старице. Потом уже время стало поджимать — так потихоньку я ушел.

Подхожу вновь к дому — надо же что-то делать. Или к соседям обращаться — решать вопрос или дверь ломать. А у нас во дворе стоял старый ветхий холодильник — он не работал и стоял просто как шкаф. Подхожу к нему и все понимаю. Я сразу понял, что ключ, лежащий на холодильнике — это ключ от моей комнаты. Дело в том, что моя соседка занималась темными делами — она этого и не скрывала. К ней приходило множество людей из близлежащих поселков — одним словом, это была оккультистка со стажем. Матушка воевала с тем духом, который побудил соседку к такому поступку. Она сдалась и положила ключ.

Так Старица помогла мне в безвыходном положении.

Также был еще один такой очень интересный случай. Мы приехали к Старице с одним священником из Москвы. А у нее, как известно, множество кошек было. Я посмотрел на все это и предлагаю: «Слушай, отец, давай возьмем мешок и посадим в него всех кошек — они же мучают Матушку, они ей отдыхать не дают…» А он мне в ужасе отвечает: «Да ты что — с ума сошел? Они же ей спать не дают!» Понятно, что совершать мой замысел мы не стали, но затронули очень глубокую тему. Коты побуждают Матушку к молитве, она только склонит голову, как они будят ее, царапают — Старица бодрствует и опять молится.

Часто я приходил и слышал от нее, что она начинает разговор: «Я ходил… — или, — я делал то-то и то-то». Меня всегда это очень поражало. Потом я начинал понимать, что все сказанное касалось меня.

К удивлению своему я могу заметить, что Старица всегда хорошо ко мне относилась. Часто я думал: «Ну, вот сейчас она меня обличит!» Матушка видела мой душевный трепет и ласково со мной разговаривала. В этом ее поступке я видел для себя большую милость от Господа и то, что Он поможет мне в духовной жизни.

Многие не понимали Матушку при жизни — казалось, что Старица прилагала к этому все свои усилия. Ее действия иногда казались действиями безумного человека. Рассуждая на эту тему можно привести слова апостола Павла, который говорил о проповеди Креста своим современникам так: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия». (1 Кор.1.18-21) Вот эту евангельскую проповедь Матушка восприняла своим сердцем. Это и составляет структуру святости.

А если бы святой устраивал из своего подвига «рекламу», то за ним ходили бы, как за древнегреческим философом Сократом.
(«Стяжавшая любовь» — «А я тебе говорю — отдай ключ!», — Виктор Михайлович Чернышев г. Киев)

Прочитано: 1 386 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*