17Яблоко от преподобной Пелагии

8 / 21 октября Православная Церковь чтит память преподобной Пелагии (†457). Эта женщина, некогда блудница и начальница над танцовщицами Антиохии Палестинской, обратившаяся к Богу после проповеди святителя Нонна, подвизалась в иноческом подвиге в V веке. Знакомый многим казахстанцам митрополит Иосиф (Чернов; † 4 сентября 1975 года) – великий иерарх Русской Православной Церкви, проведший в лагерях более 20 лет, юродивый старец и прозорливый молитвенник, был практически нашим современником. О том, какая связь была между этими святыми людьми, жившими с интервалом в 1500 лет друг от друга, рассказывает Раиса Семеновна Таборанская, духовное чадо владыки Иосифа.

***

Митрополит Иосиф (Чернов)

Находясь в лагерях Челяблага и Карлага, владыка Иосиф вел с нами переписку. Наша семья с помощью добрых людей на протяжении 12 лет его заключения ежемесячно посылала ему посылки с продуктами. Одна из посылок пришла к Владыке накануне праздника преподобной Пелагии (8/21 октября). В лагере ее уворовали арестанты. Но один заключенный увидел это, отнял посылку и принес Владыке.

Я паковала эту посылку сама, у меня оставалось свободное местечко, и я, по Божиему Промыслу, уложила яблочко. И когда Владыка обнаружил яблоко, он в радости и восторге души написал:

«Дорогая и родная внучка
Раиса Семеновна!

Раньше всего мой тебе поклон и спасибо за красивое яблочко, которое было прислано мне тобою в ящичке, ко дню святой Пелагии. Эту посылку я получил вечером под день преп. Пелагии. Конечно, эта посылка, если не тобою самой так назначена и приурочена к 8/Х, то не случайное дело, а промыслительное. Ей-ей, дорогая. Особенно яблоко — ей-ей, дело Божие. Если тебя эти слова о яблоке заинтересовали или ставят в недоумение, и оно было послано только как случайно попавшееся в твои руки, и любовь твоя его послала деду, — то вот что: Когда писался акафист[1] в Азове в начале 1942 года и был летом в июне окончен, то тот муж-юноша, инок, писавший его и окончивший его в день канонизации, то есть когда бы его впервые за Богослужением прочесть и благословить, очень смущался, будут ли приняты преподобной эти малые его труды, не отвергнет ли Господь эту похвалу Его подвижнице как недостаточную и недостойную.

Он, юноша, тот инок, очень томился духом и молил Господа дать указание. Молил преподобную принять или отвергнуть. Накануне того дня, когда был прочитан за Богослужением акафист, под утро, этот скромный автор и недостойный творец акафиста видел сон такой. Ей-ей, это правда, пишу эти строки по совести своего звания!

Он видит себя в очень большом красивом-красивом саду (красивее красивой и волшебной Софиевки)[2], там было много павильонов разных форм и стилей. Этот автор, как бы еще мальчик в штанишках и рубашечке только, поражен красотой сада и павильонов. Он волнуется, боится, и никого из людей там нет; сад — отблеск райской красоты на земле, и павильоны величественно стоят. Он вбегает в один из павильонов, состоящий из цветного металла и толстого стекла. Там чудные вокруг прилавки и полки, а на полках до потолка ряда в четыре стоят разные красивые,

Мальчик-юноша, автор этот, с расширенными зрачками и бьющимся сердцем смотрит на всю эту безмолвную красоту, и вдруг влетает белая-белая голубка с красным гребешком на голове и, облетев несколько раз вокруг единственного этого человека, села наверх полки на край плетенной из золотых прутьев корзинки, которая была полна красивейших золотисто-красных яблок, и, ранив одно яблочко клювом, сбросила, и мальчик-автор на лету подхватил то яблоко и от восторга вскрикнул: «За одну копейку такое чудесное яблоко!» И проснулся с полными слез глазами и биением сердца.

Автор, конечно, понял, что его — хотя и копеечный — труд, но принят преподобной, и сам он еще малый-малый человек…

Тот святитель, Нонн святый, обративший в христианство Маргариту (Пелагию), видел во сне, что он литургисал, и черная смрадная голубка летала вокруг престола, а после Литургии, когда он выходил из храма, она опять летала вокруг его головы, и, когда он приблизился к выходу, направо был баптистерий, где крестили людей взрослых, он схватил ту голубку и трижды окунул в купели, она мгновенно стала белая-белая, и ароматом залило весь храм, и она скрылась в небесной голубой выси…

В Антиохии, куда он, Нонн, ехал, пришлось ему крестить Маргариту в Пелагию. Вот почему Пелагия преподобная и называется «голубицей» и в самом припеве так называется…[3] И сегодня неслучайное яблочко! Такого красивого и вкусного я еще не ел в жизни своей, хотя и бывал в Крыму, жил на Кавказе и ел другие яблоки, вот как! Слава, слава Богу.

Дед.

Рука болит немножко и дрожит. Да скоро, может быть, увидимся. Дай Бог. Вам поклон и спасибо.

Жуя, с удовольствием вкушаю».

Вот так Господь обрадовал Владыку в заключении и, утешая, вознаградил его райским яблочком из сада преподобной Пелагии. Тогда в Умани Владыка подарил моему отцу икону преп. Пелагии и сказал: «Оставляю я эту икону в Вашем храме, ибо там есть частица святых мощей преподобной, храните, празднуйте этот день всегда, молитесь преподобной Пелагии.


[1] Митрополит Иосиф (Чернов) — автор акафиста преподобной Пелагии Антиохийской.

[2] Дендропарк в предместье Умани.

[3] Припев икоса преподобной Пелагии читается так: «Радуй­ся, Пелагие, голубица Христова предивная».

 

 

Прочитано: 41 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*