5Святитель Иоанн Златоуст. Что надо делать, чтобы Бог простил наши грехи?

Ты грешник? Не отчаивайся, но приди, принеси покаяние.

Ты согрешил? Скажи Богу: я согрешил. Какой тут труд? Какое обременение? Какая скорбь? Какая тягость – сказать слово: я согрешил? Если сам ты не назовешь себя грешником, то разве не будешь обвинен диаволом? Предупреди же и лиши его этой чести; а его честь состоит в том, чтобы обвинять.

Почему же не предупреждаешь его, и не исповедуешь греха, и не изглаживаешь преступления, когда знаешь, что есть против тебя такой обвинитель, который не может умолчать?

Ты согрешил? Приди в церковь, скажи Богу: я согрешил. Ничего другого я от тебя не требую, кроме одного этого. Божественное Писание говорит: глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися (Ис. 18: 26): скажи грех, чтобы разрешить грех. Для этого не нужны ни труд, ни многословие, ни денежная издержка, ни что другое подобное; произнеси слово, откройся в грехе и скажи: я согрешил.

Но откуда известно, скажет кто-нибудь, что, если я первый скажу грех, то разрешу грех? В Писании есть пример и такого человека, который исповедал грех – и загладил его, и такого, который не исповедал – и был осужден. Каин умертвил брата своего Авеля из зависти, — убийство было следствием зависти; он убил его, взяв его с собою в поле. И что же говорит ему Бог? Где Авель, брат твой (Быт. 4: 9)? Тот, кто знает все, спрашивает не по неведению, но чтобы привлечь убийцу к покаянию. А что Он спрашивал не по неведению, сам вопросом: Где Авель, брат твой? Каин же отвечал: не вем; еда страж брату моему есмь аз (ст. 9)? Пусть так, ты не страж: для чего же убийца? Ты не оберегал: для чего же умертвил? Но ты признаешься в том? Ты должен бы и беречь его. Что же Бог к нему? Глас крове брата твоего вопиет ко Мне от земли (ст. 10). Тотчас обличил его и наложил на него наказание, не столько за убийство, сколько за безстыдство, потому что Бог ненавидит не столько согрешающего, сколько безстыдного. И когда Каин раскаивался, Бог не принял его, без сомнения, потому, что он не первый исповедал свой грех. Что говорит Каин? Вящшая вина моя, еже оставитися ми [наказание мое больше, нежели снести можно](ст. 13); как бы так сказал: тяжко я согрешил, недостоин и наслаждаться жизнью. Что же к нему Бог? Стеня и трясыйся будеши на земли [ты будешь изгнанником и скитальцем на земле](ст. 12); таким образом определил ему страшное и тяжкое наказание. Не лишаю, говорит, тебя жизни, дабы истина не была предана забвению, но делаю из тебя закон, который бы могли все читать, чтобы твое бедствие стало матерью любомудрия. И Каин ходил всюду как живой закон, как столп движущийся – безмолвный и однако ж издававший голос звучнее всякой трубы. Никто не делай, говорил он, того же, что я сделал, дабы не потерпеть того же, что я терплю. Он подвергся наказанию за безстыдство; осужден за грех, потому что не сам исповедал его, но был обличен в нем. А если бы он сам первый сказал свой грех, то загладил бы его.

Но чтобы убедиться тебе, что это действительно так, посмотри, как некто другой, первый исповедав грех, загладил его. Обратимся к Давиду, пророку и царю… Он впал в прелюбодеяние и убийство. Он увидел, говорит Писание (см.: 2Цар. 11: 2), моющуюся красивую женщину и возгорел к ней любовью; потом свои помыслы привел в исполнение. И вот пророк в прелюбодеянии, драгоценный перл – в грязи… Что же Бог? Посылает к нему Нафана-пророка. Пророк приходит к пророку. Так бывает и с врачами: когда врач сделается болен, тогда нуждается он в другом враче. То же самое и здесь. Пророк согрешил, пророк же принес и врачевство. Итак, приходит к нему Нафан, и не сейчас, как переступил порог, обличает его, не говорит: беззаконник, непотребный, прелюбодей и убийца! Сколько почестей получил ты от Бога – и попрал заповеди Его! Ничего такого не сказал Нафан, дабы не сделать его безстыдным, потому что оглашение грехов вызывает согрешившего на безстыдство. Итак, Нафан приходит к Давиду и сплетает рассказ о тяжебном деле. Что же говорит? Царь, у меня есть к тебе жалоба. Был человек богатый, и был другой бедный. У богатого были стада и много волов; а бедный имел только одну агницу, которая пила из чаши, ела от стола его и спала на груди его. Здесь пророк указывает на любовь мужа к жене. Но пришел к богатому один гость, и он пожалел своего, и взял овцу бедного, и заколол ее (см.: 2 Цар. 12: 1-4). Видишь, как Нафан здесь сплетает рассказ, скрывая нож под губкою? Что же царь? Думая, что осуждает другого, он тотчас же произнес приговор. Таковы люди! Против других они охотно и быстро составляют и произносят приговоры. И что же говорит Давид? Жив Господь! достоин смерти таковый и агницу возвратит четверицею (ст. 5). А что Нафан? Он не стал долго смягчать рану, но тотчас открывает ее и весьма быстро разрезывает, чтобы не уменьшить чувства боли. «Это ты, царь». Что же говорить царь? Согреших ко Господу. Не сказал: кто ты такой, что обличаешь меня? Кто послал тебя так смело говорить? Как ты дерзнул сделать это? Ничего такого не сказал, но сознал грех и сказал: согреших ко Господу. Что же Нафан к нему? И Господь отъя согрешение твое (ст. 13). Ты сам осудил себя, я освобождаю тебя от осуждения; ты принес искреннее признание – и загладил грех; ты сам подверг себя осуждению, я уничтожил приговор.

Видишь, как исполнилось слово Писания: глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися? Какой это труд – сказать первому свой грех.

Но есть и другой путь покаяния. Какой же это? Оплакивание греха.

Ты согрешил? Плачь – и изгладится грех. Какой это труд? Ничего больше не требую от тебя, кроме плача о грехе. Не приказываю тебе ни рассекать моря, ни входить в пристани, ни путешествовать, ни отправляться в дальний путь, ни тратить деньги, ни вверять себя бурным волнам, — но что? Поплачь о грехе.

Но откуда, скажешь, известно что если буду плакать, то уничтожится грех? Есть для тебя и на это доказательство в Божественном Писании.

Был некто Аваав-царь. Сам он, говорится, был справедлив; но из-за Иезавели, жены своей, царствовал худо. Он пожелал иметь виноградник одного израильтянина, Навуфея и послал к нему сказать: отдай мне твой виноградник, который мне хотелось иметь, и возьми от меня или деньги, или другое место. Тот отвечал: не дай Бог, чтобы я продал тебе наследие отцов моих. Ахав, хоть и желал иметь виноградник Навуфея, однакож не хотел взять его силою, так что от этого впал в болезнь. Но вот приходит к нему Иезавель, женщина безстыдная и безсовестная, распутная и непотребная, и говорит: что ты печалишься и не ешь? Встань и ешь; я сделаю, что ты получишь виноградник Навуфея-израильтянина. И вот пишет от лица царя к старейшинам письмо такого содержания: объявите пост и поставьте лжесвидетелей против Навуфея, которые бы показали, что он не благословил Бога и царя, то есть произнес хулу на них. О, пост, исполненный крайнего нечестия! Объявили пост, чтобы совершить убийство! Что же последовало? Навуфей побит был камнями и умер. А Иезавель, узнавши об этом, говорит Ахааву: встань, овладеем виноградником, потому что Навуфей умер. Ахав, хоть на время и опечалился, однако ж пошел и овладел виноградником.

Бог посылает к нему Илию-пророка: поди, говорит, скажи Ахааву: за то, что ты убил Навуфея и овладел виноградником его, прольется кровь твоя, и псы будут лизать кровь твою, и блудницы мыться в крови твоей. Гнев Божий, приговор решительный, осуждение окончательное! И смотри, куда Бог посылает Илию? В виноградник. Где беззаконие, там и наказание (см. 3 Цар. 21: 2, 18). Что же далее? Увидев Илию, Ахав говорит: обрел еси мя, враже мой [нашел ты меня, враг мой](ст. 20); это значит: ты застиг меня виновным, потому что я согрешил; теперь имеешь случай напасть на меня. Обрел если мя, враже мой. Так как Илия всегда обличал Ахаава, то Ахав, зная, что согрешил, говорит: ты и всегда меня обличал, но теперь благовременно наступаешь на меня; он сознавал, что согрешил. В ответ на это Илия объявляет ему приговор. Сице глаголет Господь, говорит он: понеже ты убил еси, и приял если в наследие и пролил кровь мужа праведного, то прольется и твоя кровь, и псы полижут ее, и блудницы измыются в крови твоей (ст. 19)

Услышав это, Ахав опечалился и плакал о грехе своем; он сознал беззаконие, и Бог отменил приговор, произнесенный на него.

Впрочем, Бог наперед оправдал Себя пред Илиею, чтобы он не оказался лжецом и чтобы не случилось с ним того же, что случилось с Ионою. А вот что случилось с Ионою. Бог говорит ему: поди, возвести в городе Ниневии, где живет сто двадцать тысяч человек, исключая жен и детей: еще три дни, и Ниневия превратится [в русском синодальном переводе «еще сорок дней и Ниневия будет разрушена» - ред. golden-ship](Ион. 3: 4) Зная человеколюбие Божие, Иона не захотел пойти; но что делает? Предается бегству. Вот, говорит, я пойду проповедовать, а Ты, по Своему человеколюбию, отменишь Свой приговор, и убьют меня, как лжепророка. Однако ж море, приняв его, не скрыло, но возвратило земле и спасло для Ниневии, точно так, как добрая служанка сохраняет свою сослужанку. Сниде Иона, говорит Писание, еже бежати, и обрете корабль идущ в Фарсис, и даде наем свой и вниде в он (Иона 1: 3). Куда бежишь, Иона? В иную землю уходишь? Но Господня земля и исполнение ея (Пс. 23: 1). Или в море? Но разве не знаешь, что Того есть море, и Той основа е (Пс. 94: 5)? Или на небо? Но разве не слышал ты, что говорит Давид: узрю небеса, дела перст Твоих (Пс. 8: 4)? Но, несмотря на это, он, объятый страхом, якобы убежал, потому что на самом деле невозможно убежать от Бога. Когда же море выбросило его, он пришел в Ниневию и проповедовал так: еще три дни, и Ниневия превратится (Иона 3: 4). А что действительно он предался бегству, имея в мыслях то, что Бог по человеколюбию раскается о зле, которое определил ниневитянам, и что он явится лжепророком, это доказывает сам он. Проповедав в Ниневии, он вышел из города и наблюдал, что будет. Когда же увидел, что три дня прошли и нигде ни случилось ничего, чем угрожал он, — возвратился к прежней своей мысли и говорит: не сия ли убо словеса моя, яже глаголах, яко милостив Господь долготерпелив, и каяйся о злобах человеческих (Иона. 4: 2)?

Итак, чтобы не случилось того же с Илиею, что и с Ионою, Бог объявляет ему причину, по которой Он простил Ахаава. Что же говорит Бог Илии? Видел ли, как ходил Ахаав в скорби и печали пред лицом Моим? Не сделаю поэтому по нечестию его (см.: 3 Цар. 21: 29).

Чудное дело! Господь становится защитником раба, и Бог пред человеком ходатайствует за человека. Не думай, говорит, будто Я без причины простил его; он переменил свой нрав, и Я отменил и укротил гнев Мой. Но и ты не будешь сочтен за лжепророка; и ты сказал правду. Если бы он не изменил своего нрава, то потерпел бы, что назначено по приговору; но он переменил нрав, и Я укротил Свой гнев. И говорит Бог Илии: видел ли, как ходил Ахаав в скорби и печали? Не сотворю по гневу Моему.

Видишь ли, что плач заглаждает грехи?

Есть у тебя и третий путь покаяния.

Я представляю тебе многие пути покаяния, чтобы чрез разнообразие путей сделать для тебя удобнее спасение. Какой же это третий путь? Смиренномудрие.

Будь смиренномудр – и разрешишь узы греховные.

И на это есть доказательство в Божественном Писании, — в повествовании о мытарств и фарисее.

Пришли, говорит Писание (Лк. 18: 10), фарисей и мытарь в церковь помолиться, и начал фарисей вычислять свои добродетели. Я, говорит, не такой грешник, как все люди или как этот мытарь. Бедная и несчастная душа! Ты осудила всю вселенную: для чего же еще оскорбила и ближнего твоего? Мало было бы тебе вселенной, если бы ты не осудила и мытаря? Поэтому ты обвинила всех и не пощадила даже и одного человека. «Я не таков, как все люди, или как этот мытарь: дважды в неделю пощусь, даю бедным десятую часть моего имущества».

Надменные слова произнес фарисей! Несчастный человек! Пусть ты осудил всю вселенную: для чего же уязвил и стоящего близ тебя мытаря? Ты не удовольствовался бы осуждением вселенной, если б не осудил и стоящего с тобою мытаря?

Что же мытарь? Услышав то, он не сказал: ты кто таков, что говоришь это обо мне? Откуда знаешь жизнь мою? Ты не имел сношений, не жил со мною, не проводил много времени. Почему столько превозносишься? Кто свидетель твоих добрых дел? Зачем хвалишь сам себя? Зачем льстишь сам себе? Ничего такого не сказал мытарь, но, преклонившись, помолился и говорил: Боже, милостив буди мне грешнику (ст. 14)!

Чрез такое смиренномудрие мытарь сделался праведным. Фарисей вышел из храма, потеряв праведность, а мытарь вышел, стяжав праведность, — и слова победили дела.

Один делами погубил праведность, а другой словом смиренномудрия стяжал праведность.

Впрочем, это и не было смиренномудрие. Смиренномудрие состоит в том, когда кто, будучи великим, уничижает себя; но признание мытаря было не смиренномудрие, а сущая правда: слова его были справедливы, потому что он был грешник.

Теперь пойдем дальше и представим четвертый путь покаяния. Какой же это путь? Это милостыня, царица добродетелей, весьма скоро возводящая людей в небесные своды, наилучшая защитница.

Великое дело – милостыня; посему и Соломон восклицал: Велика вещь человек, а другая муж творяй милость (Притч. 20: 6).

Велик полет у милостыни: она рассекает воздух, проходит луну, восходит выше лучей солнечных, достигает до самых небес.

Но и тем она не останавливается; напротив, проходит и небо, обтекает и сонмы ангелов, и лики архангелов, и все высшие силы, и предстает самому престолу царскому.

Научись этому из самого Писания, которое говорит: Корнилие, молитвы твоя и милостыни твоя взыдоша пред Бога (Деян. 10: 4). А слова пред Бога значат вот что: хотя у тебя много грехов, но так как милостыня твоя защитница, то не бойся; ни она из высших сил не останавливает ее; она требует должного, имея в руках собственное рукописание. Это глас Самого Господа, что, кто сотворил единому сих меньших, тот Мне сотворил (Мф. 25: 40).

Таким образом, сколько бы ни было у тебя других грехов, твоя милостыня перевешивает все.

Дай хлеб и возьми рай; дай малое и возьми великое; дай смертное и возьми безсмертное; дай тленное и возьми нетленное.

Если б была ярмарка и на ней продавались бы дешево и в большом количестве съестные припасы, и многое можно бы приобресть за малую цену: не распродали ль бы вы имущества, и, оставив все в стороне, не приняли ль бы участие в том торге?

И вот, где тленное, там вы показываете столько ревности; а где идет дело о безсмертном, там вы столько нерадивы и безпечны!

Дай бедному, и, — пусть сам ты будешь молчать, — тысячи уст заговорят в защиту тебя, потому что милостыня восстанет и защитит тебя: милостыня есть выкуп души.

Поэтому как пред дверьми церковными стоят сосуды, наполненные водою, чтобы ты мыл руки, так вне церкви сидят и бедные, чтобы ты омывал руки души. Омыл ты чувственные руки водою? Омой руки души милостынею.

Не ссылайся на бедность. Вдовица и в крайней бедности ввела в дом свой Илию, и бедность не была для нее препятствием, но с великою радостью она приняла его, потому и получила достойные плоды и собрала жатву милостыни.

Но, может быть, слушатель скажет: дай мне Илию. Что ищешь Илию? Господа Илии даю тебе, и не питаешь Его: как же ты принял бы Илию, если б нашел его? Христос, Господь всяческих, сказал: кто сотворил единому сих меньших, — Мне сотворил (Мф. 25: 40). Если бы царь позвал кого-нибудь на вечерю и, когда бы предстали слуги, сказал к ним: возблагодарите его много за меня; он пропитал и принял меня в дом свой, когда я был в бедности, он оказал мне много благодеяний во время нужды, — не каждый ли бы употребил и потратил все свои деньги для того, кому царь изъявил благодарность? Не каждый ли бы постарался сблизиться и подружиться с ним?

Итак, братия, великое дело – милостыня. Возлюбим ее, — ей нет ничего равного; она может и загладить грехи, и избавить от суда. Ты молчишь, — а она стоит и защищает; или лучше, тогда как ты молчишь, тысячи уст благодарят за тебя. Столько-то благ от милостыни, а мы нерадим и не заботимся? Дай, по возможности, хлеба. Нет у тебя хлеба? Дай овол. Нет овола? Дай чашу холодной воды. Нет и этого? Поплачь с несчастным и получишь награду, — награду не за вынужденное, но за свободное дело.

Итак, великий путь покаяния ты имеешь в милостыне, которая может освободить тебя из уз греховных; но есть для тебя и другой путь покаяния, также весьма удобный, чрез который можешь освободиться от грехов.

Молись каждый час, но изнемогай в молитве и неленостно умоляй человеколюбие Божие, а Бог не отвратится от постоянно молящегося, но простит тебе грехи твои и исполнит прошения твои.

Если ты, молясь, будешь услышан, продолжай молиться, чтобы принести Богу благодарение; если же не будешь услышан, пребывай в молитве, чтобы быть тебе услышанным. И не говори: «Много я молился и не услышан», потому что и это часто бывает для твоей же пользы. Бог знает, что ты ленив и безпечен и что если получишь нужное, то отойдешь и больше не станешь молиться; и вот, самою нуждою заставляет тебя чаще беседовать с Богом и упражняться в молитве.

Если ты, в такой нужде и имея надобность, ленишься и не продолжаешь молитвы, что было бы, если б ты ни в чем не нуждался? Стало быть, и это Он делает для твоей пользы, желая, чтобы ты не оставлял молитвы.

Итак, пребывай в молитве, возлюбленный, и не ленись, потому что молитва может совершить многое; и не приступай к молитве как к маловажному делу.

А что молитва доставляет прощение грехов, это можешь узнать из Божественного Евангелия. Что же оно говорит?

Подобно Царствие небесное человеку, который запер двери свои и лег спать с детьми своими. Между тем вечером пришел некто взять у него хлебов и стучит, говоря: отвори мне, мне нужны хлебы. А он ему: не могу дать тебе теперь, потому что легли спать и мы, и дети наши. Тот продолжал стучать в дверь, а этот опять говорит к нему: не могу тебе дать, потому что легли спать и мы, и дети. Но тот и после этого продолжал стучать и не отходил, пока домохозяин не сказал: встаньте, дайте ему, и пусть отойдет (см.: Лк. 11: 5 и след.) Итак, Писание учит тебя молиться и никогда не унывать, но и тогда, как не получишь просимого, пребывать в молитве, пока не получишь.

Много и других различных путей покаяния (Бог) дал нам для того, чтобы отнять у нас всякий предлог к нерадению. Если б у нас был только один путь, мы бы не могли пойти по нему. От этого оружия всегда убегает диавол.

Согрешил ты? Войди в церковь и загладь свой грех. Сколько бы ты ни падал на площади, — всякий раз встаешь: так же точно, сколько раз ни согрешишь, — покайся во грехе, не отчаивайся; согрешишь в другой раз, в другой раз покайся, чтобы по нерадению совсем не потерять тебе надежды на обещанные блага.

Ты в глубокой старости – и согрешил? Войди в церковь, покайся: здесь врачебница, а не судилище; здесь не истязают, но дают прощение в грехах. Одному Богу скажи грех твой: Тебе единому согреших, и лукавое пред Тобою сотворих (Пс. 50:6), — и отпустится тебе грех.

Есть у тебя и иной путь покаяния, не трудный, а самый легкий. Поплачь о грехе своем…

Если же плач Петра загладил столь великий грех, то как тебе не загладить греха, если будешь плакать? Отречься от своего Господа – было преступление не малое, но великое и весьма важное, — и, однако ж, слезы загладили грех. Плачь же и ты о грехе своем, только плачь не просто и не для вида, но горько, как плакал Петр; изведи потоки слез из самой глубины души, чтобы Господь, умилосердившись, простил тебе прегрешение.

Человеколюбив Господь; Он Сам сказал: не хощу смерти грешника, но еже обратитися, покаяться, и живу бытии ему (Иез. 33: 11). От тебя хочет небольшого труда, а Сам дает великое; от тебя ожидает повода, чтобы дать тебе сокровище спасения.

Предложи слезы, а Он даст тебе прощение; принеси покаяние, а Он дарует тебе отпущение грехов. Ты представь хоть малый предлог, чтобы иметь благовидное оправдание, потому что в деле спасения одно зависит от Него, а другое от нас.

Если мы представим, что зависит от нас, то и Он дарует, что зависит от Него.

НО вот Он уже даровал, что зависело от Него, — утвердил солнце, луну и разнообразный ход звезд, разлил воздух, распростер землю, оградил море, дал горы, долины, холмы, источники, озера, реки, безчисленные роды растений, сады и все прочее.

Принеси же и ты немногое, чтобы, таким образом, Он даровал тебе и высшие блага.

Святитель Иоанн Златоуст. Что надо делать, чтобы Бог простил наши грехи?

Прочитано: 7 117 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*