7Слово в день памяти мучеников Фотия и Аникиты

Иеромонах Ириней (Пиковский)

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

В сегодняшний день мы совершаем память святых мучеников Фотия и Аникиты, которые в 305 году пострадали за христианскую веру во время гонений императора Диоклетиана.

Как ни странно, гонения на христиан середины III — начала IV века имели свои политические причины. В 250 году, под угрозой вторжения готов на территорию Римской империи, император Деций стремился заручиться помощью богов Рима в борьбе с варварами. Для этого он издал эдикт, согласно которому все жители империи, включая женщин и детей, должны были поучаствовать в молебствиях и жертвоприношениях римскому пантеону.

Обычно христиане разных сословий были лояльны к римским властям. Опорой для них было обращение апостола Павла к Римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога» (Рим. 13:1). Христиане могли служить в армии или занимать высокие положения в сенате, но они избегали участия в публичных жертвоприношениях языческим идолам. Указ Деция, по словам священномученика Киприана Карфагенского, стал «смертоносным» в силу того, что впервые потребовалось совершить жертвоприношение принудительно и персонально каждому. При этом по всем городам из числа местных магистратов создавались комиссии, которые проверяли всеобщую явку граждан для совершения жертвоприношений. Отказ от участия мог трактоваться как гражданское неповиновение императору.

В отличие от язычников всех мастей, которые спокойно поклонились римскому пантеону, перед христианами возникла серьезная дилемма: жить ради императора или умереть ради Христа. Совершение, — пусть даже формальное, — церемонии жертвоприношения языческим богам подразумевало отказ от признания главной христианской идеи: только одна Жертва открывает пусть ко спасению — это Крестная смерть Иисуса Христа. А кровь Христова искупает людей от смерти.

Об этом не мог не знать император Диоклетиан, в семье которого были христиане. Он в 303-304 годах последовательно издал 4 указа с явным антихристианским подтекстом. Верховный понтифик Рима, стремясь укрепить свой режим монарха, объявил о божественном происхождении своей власти от Юпитера. Тем самым он претендовал на роль «наместника бога на земле» и спасителя. Чтобы принудить христиан, которых было в империи от 5 до 10 процентов, — продемонстрировать лояльность божественности августа, Диоклетиан, как и его предшественники Деций и Валериан предписал всем жителям империи принести жертвы богам Рима. При этом появились новые эдикты, по которым церковные здания приказывалось разрушить, священные христианские книги — сжечь, христиан — уволить с административных постов, христианских клириков — арестовывать и принуждать к языческому жертвоприношению.

Жертвами этого великого гонения стали и мученики Фотий и Аникита, память которых мы сегодня совершаем. Высокопоставленный сановник Аникита был одним из членов сената, а Фотий — его племянником. Они пострадали в Никомидии за отказ совершить жертвоприношение римским богам. Дошедшие до нас сведения об их жизни являются типичным протоколом расследования дела об их гражданской виновности перед римской властью. Аникита утверждал, что только Христос является истинным Господом неба и земли и через Него дается власть императорам и правителям, а также публично исповедовал Христа своим Спасителем. Эта позиция была неприемлема для императора-язычника. За это свидетельство о Христе как Спасителе Аникита и Фотий поплатились жизнью. Их мощи впоследствии прославились чудотворениями, а имена Фотий и Аникита вошли в молитвы таинства Соборования.

Если для язычников смерть была жизненным крахом, то для христиан мученическая смерть была приобретением Царства Небесного. Вера в Воскресение была высшей ценностью для древних христиан. Все послания апостола Павла пронизаны идеями о Воскресении Христовом и о воскресении верующих в Него: Христос «предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим. 4:25), «Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших,… первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его» (1Кор.15:20-23).

Вера в Воскресение сформировала у христиан древности свои ценностные предпочтения. Они базируются на том, что система земных ценностей не актуальна, поскольку она скоро течет и быстро проходит. Кратко это было выражено еще устами евангелиста Иоанна: «не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1Ин. 2:15). Перед лицом времени теряет смысл обладание богатством: «Не собирайте себе сокровищ на земле» (Мф. 6:19-20), вместо агрессии проповедуется непротивление: «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39), в виде высшей этической нормы дается заповедь о любви. За исполнение заповедей Божиих человек ответственен не перед другими людьми, но перед Самим Господом. И поэтому ему не нужно бояться или стесняться исповедовать свою веру перед начальниками. Ему нужно просто «отдавать кесарю кесарево, а Божие — Богу» (см. Лк. 20:25).

Поразительно то, что почти в каждом акте о страданиях мучеников представитель власти и мученик словно разговаривают на разных языках. Мученик объясняет основы своей веры, мотивируя ими отказ от жертвоприношения и заверяя в своей лояльности императору, а тот или иной проконсул заверяет, что можно верить в любых богов, но требует исполнить императорский эдикт, не понимая упорства христианина.

В этом недопонимании прослеживается глубокий конфликт ценностей язычника и христианина. Язычники, как и христиане, тоже искали высшее благо, но результат этих поисков был совершенно иной. В то время как римляне проповедовали доблесть и мужество, они же, как замечает священномученик Киприан, залили мир человеческой кровью. В гладиаторских боях римляне возвели убийство в ранг искусства, театры превратили в аморальные зрелища, мнимое верховенство закона свелось к тому, что судьи торговали приговорами, почет оказывался не доблестным правителям, а самой идее власти, в публичных обсуждениях побеждали лица не мудрые, а изворотливые, богачи стали не обладателями, а рабами своих богатств. Поэтому на зовы римской толпы наподобие «Хлеба и зрелищ!» христиане стали давать противоположные ответы: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Фес.3:10).

Император Август, завоевывая пограничные страны, себя оправдывал тем, что якобы во всей вселенной устанавливает «мир и безопасность». Это был его политический лозунг. На это апостол Павел, вглядываясь в будущее, замечал: «день Господень так придет, как тать ночью. Ибо, когда будут говорить: “мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба…» (1Фес.5:3-4).

Несмотря на устремленность к последним временам, Древняя Церковь осуждала эсхатологический радикализм: запрещалось добровольно искать мученичества, продавать имущество и зарываться в пещеры; запрещалось идти на самоубийство ради исповедования веры; не приветствовалось мученичество ради «стяжания посмертной славы». Жертвенная смерть для мученика — это был личный выбор пути подражания Христу.

Мы в наши дни, дорогие братья и сестры, тоже стремимся следовать за Христом. В Символе веры мы заявляем, что верим в воскресение мертвых и чаем будущего века. Однако давайте присмотримся к своей жизни: какими делами, мировоззренческими ценностями мы свидетельствуем о своей вере. Порой мы смотрим те же пошлые телепередачи и смеемся над теми же глупыми шутками, что и неверующие. Мы бродим бесцельно по интернету, убивая время. Мы способны обмануть, прельстить, украсть, унизить другого человека. В христианских семьях почти столько же разводов, что и у атеистов. Чем мы отличаемся от них, кроме значка на пиджаке с изображением распятия Христова?

Для верующих древности форма и содержание были неразрывны. Если я стал чаять воскресения мертвых, значит, у меня уже сейчас должен быть страх Божий: я не имею право позавидовать ближнему или оскорбить его. Когда на мучеников древности бросали диких зверей, многие язычники им сострадали, поскольку знали какова была жизнь этих чистых прекрасных людей. Кто заступится за нас, если будет гонение в XXI веке? Мы не дружим между собой, грыземся в трудовых коллективах, превозносимся своими мнимыми способностями, готовы удушить собрата за копейку, мы не хотим избавляться от роскоши, в наших семьях не всегда царит мир и благодать. Если это так, значит, мы слабы в вере, и ценность Воскресения для нас пока не достаточно велика. Мы все перебираем разные сокровища, но пока не уцепились за драгоценную жемчужину, имя которой — Христос.

Давайте же всматриваться в жития древних мучеников, своей жизнью проповедовавших о Христе. Давайте будем вслушиваться в то, что снова и снова вещает нам блаженный Павел: я «все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа … чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых» (Евр. 13:7).

Аминь

Прочитано: 1 241 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*