Мне довелось встретиться с матушкой Алипией совершенно случайно.

Казалось бы — бытовая сцена. Матушка Алипия пришла в магазин покупать хлеб. Как я узнала позже, она покупала его для панихиды. А время было советское, была так называемая «продовольственная программа» — ограничение во всем: в продуктах питания, в хлебе, в промышленных товарах. Я работала в магазине. Нам было запрещено давать много буханок хлеба в одни руки. То есть каждому покупателю мы отпускали одну-две буханки и не больше. Сахар по талонам выдавали.

Я находилась в подсобном помещении, вдруг слышушум какой-то в хлебном отделе, крик. А людей в это время в магазине бывало немного. Приходит продавщица и грубо возмущается, ругается: «Вот, пришла… Просит пять буханок! Наверное, кормит скот!» Я возразила: «Ну, разве ты не видишь — не может она кормить скот хлебом». И вышла в зал. Но остановилась в удивлении.

Вижу — старушка стоит. Вид ее необычный — на улице жара, а она в меховой шапке. «Разве ты не видишь? — обратилась я к продавщице. — Она покупает хлеб не для свиней — посмотри на нее… Дай столько, сколько ей нужно», — защищала я старушку, жалея ее в душе. Продавщица не соглашалась, продолжая возмущаться, грубо отзываясь о старушке. Тогда я сама выдала ей хлеб. «Я заплачу!» — настойчиво предложила я. Мне хотелось помочь пожилому, немощному человеку. Я думала, что она больная. «Н-е-е-т! Не надо! У меня есть деньги», — наотрез отказалась матушка Алипия. Она вынула из кармана деньги и показывает мне. Я снова удивилась, что у нее есть деньги, потому что подумала, что она нищая.

Этот случай, глубоко запомнившийся мне, показывает, как приходилось Матушке терпеть: и грубость, и клевету, и насмешки, и непонимание. И это было ежедневно. Она испытывала многие трудности во всем — купить продукты на панихиду также было трудностью. В наше время этого уже не понять. А новому поколению необходимо разъяснение в происходившем.

Когда матушка Алипия пришла в наш магазин, я не знала кто стоит передо мной. Прошли годы, я стала ходить в храм, читать церковную литературу и мне попала книга о матушке Алипии «Стяжавшая любовь». Прочитав ее, я сразу узнала ту старушку, которой дала хлеб. Я и каялась, что не познакомилась с ней поближе, не узнала, кто она такая, но вместе с тем и радовалась, что удостоилась чести хоть чем нибудь помочь ей. Она знала мои добрые намерения, и, наверное, я это чувствую, помолилась обо мне.

Я стала ходить в храм, к ее гробу, просить ее во всех своих трудностях. И она не забыла моей скромной помощи ей. У меня умер муж. Мы с сыном были в большой скорби. Сын поехал в Коростышев, чтобы заказать отцу памятник с фотографией. Когда его сделали, сын увидел фотографию отца, расстроился, и не осмотрел памятник, а он был бракованный, камень расколот и сделан не так, как мы заказывали.

Денег он стоил очень больших, заработать на другой я не имела никакой возможности. Я так расстроилась, что у меня началась депрессия. Я все время плакала. Директор фирмы, исполнявшей заказ, не хотела со мной разговаривать, бросала трубку и оскорбляла. Мое душевное состояние было очень тяжелым. Я не могла справиться с собой, скорбь переполняла меня, тем более, что это был период, когда была еще остра боль утраты.

Тридцатого числа после работы я пошла к матушке Алипии. Думаю: «Пойду, помолюсь». Пришла, плачу: «Матушка, я понимаю, что это просто камень, я понимаю, что он ничего не значит в жизни, и новый мне сделать не могут, но помолись Господу простить мне мой грех, потому что уныние очень большой грех. Помолись, чтобы Господь меня успокоил, потому что я не рада этому моему состоянию, я не могу с собой совладать, помолись, родненькая!» Я помолилась, и внезапно почувствовала облегчение.

Дома я почувствовала, что состояние мое уже нормальное. В душе просветлело, думаю: «И зачем я так расстраивалась, как будет, так и будет, ну и что? Это просто камень». И подумала — позвоню последний раз женщине, делавшей памятник. Звоню, она берет трубку, выслушала меня и отвечает: «Ну, хорошо. Где вы живете? Дайте ваш телефон, я вам позвоню, приедут рабочие и посмотрят на памятник». И вскоре нам поменяли памятник — сделали новый. Так сильны молитвы матушки Алипии. Она не забыла мою помощь ей и вернула сторицей, а главное вернула мне нормальное душевное состояние. Спасибо ей.
(«Стяжавшая любовь», — «Пять буханок» — Сидляренко Галина Федотьевна г. Киев)

Прочитано: 27 раз.
Поделиться с друзьями

Комментарии закрыты