Photo-Pravoslaviya- Что будем с ней делать? — добродушно спросил отец Спиридон у матушки Алипии.

- Поведем к мощам великомученицы Варвары. Это, батюшка, мученица и к мощам мученицы и ведите ее.

Послушав Старицу, отец Спиридон повел меня к мощам, открыл мощи. Я сделала земной поклон, и он надел мне венец великомученицы Варвары, который одевают верующим в то время, когда открывают раку. Потом я положила второй поклон — батюшка снова одел венец, потом третий. В этот момент я услышала от Матушки великое пророчество — она назвала батюшку Дионисием — именем, которое он принял впоследствии. Когда я его посетила — он был Спиридон, но умер он в схиме с именем Дионисий. Старец низко поклонился ей.

«Ей же нужно где-то переночевать. Я заберу ее домой», — сказала Матушка, и так мы поехали в Голосеево. Этот день был необыкновенным для меня — беседа наша со Старицей продолжалась до трех часов ночи. Многое из нашего разговора касалось вопросов веры. Она открыла то, что предстоит мне перенести в жизни, и основной упор беседы делала на то, что те скорби, которые мне предстоит перенести, будут мне на пользу. Несколько раз она назвала меня мученицей и как я понимаю, пророчество это касается моего игуменства и монашества, потому что монашеский крест, а особенно игуменский, очень тяжел. «Тебя ожидает Голгофа», — эта Голгофа была предсказана мне в связи с моим монастырем.

Утром мы встали, постепенно собрался народ, образовалась большая очередь на прием к Старице. Когда я собралась в поездку, взяла с собой кагор, попросила благословения у Господа и перекрестила бутылку со словами: «Благослови, Господи!» Во время обеда у Матушки было поставлено на стол это вино. Неожиданно Старица сказала всем присутствующим: «А вина этого не крестите больше — его перекрестила благословенная рука». Я считаю, что пророчество это относилось к моему будущему игуменству, поскольку теперь я, как положено игумении, имею право благословлять. Вскоре во время трапезы Матушка также сказала мне: «А это с нами сидит большой человек». Тогда я была еще не в постриге и не в игуменском сане, но было ли сокрыто это от Старицы?

Прощаясь со мной, Матушка сказала такие знаменательные слова: «Я умру, а тебе скажут об этом на второй день. Ты ко мне уже больше не приедешь». И действительно, Матушка умерла, а мне сообщили об этом только на второй день после ее кончины.

Вспоминая о Старице, нельзя не рассказать о пророчестве, связанном с семьей моих близких знакомых Павла и Феодосии. Павел был болен раком легких и находился в крайне болезненном состоянии. В Киеве после больницы он побывал у матушки Алипии. Старица очень тепло отнеслась к нему, встретила его и вдруг угостила вином — дала ему одну небольшую порцию, а другую оставила себе, ровно пополам разделив его. Он отнекивался, говорил, что он только из больницы и очень плохо себя чувствует, но Старица настояла, а потом после трапезы сказала ему: «Ты будешь ровно столько жить, сколько и я”. И Павел жил после этого семь лет.

Когда Матушка отходила, Павел был уже очень слаб, начал опять сильно болеть, почти не вставал с постели. Однажды раздался звонок. Сообщали из Киева — скончалась матушка Алипия. Феодосия очень взволновалась и дрожащим голосом переспросила: «Что? Ч-ч-то?» Павел понял причину ее волнения и спросил: «Что, матушки Алипии нет уже?» И он буквально скончался через три дня. Сбылось предсказание Старицы.

Что я могу добавить к сказанному? Матушка Алипия была высокой жизни. Человека сразу видно. Поэтому святость блаженной была очевидна, душа чувствовала это непреодолимо и тянулась к ней.
(«Стяжавшая любовь» — «Неожиданная встреча со Старицей Алипией», — игумения Нонна, Свято-Лаврентиевский женский монастырь Черниговская область, с.Вересочь)

Прочитано: 42 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*