Прогуливаясь с моей соседкой по направлению к озеру на Дидоровке, мы свернули на дорогу, ведущую к небольшому монастырскому кладбищу, за которым, если спуститься вниз, было также два небольших озерка, окруженных холмами. Некоторое время мы проходили мимо конюшен Сельскохозяйственной Академии, за заборчиком бегали небольшие лошадки, протягивавшие свои симпатичные мордашки к нашим рукам — просили травы. Постояв немного и полюбовавшись на лошадок, мы отправились дальше, радостные, в каком-то необыкновенном спокойствии духа. За конюшнями нам встретился небольшой домик среди леса. Прошли две женщины и направились во двор. Вдруг моя душа вся встрепенулась, я поняла, что здесь, наверное, живет монахиня Алипия, о которой не раз слышала и почувствовала необыкновенное желание зайти в этот дом.

Я сказала соседке: «Давай зайдем», — она ответила, что не хочет, и ушла. Атеистическое воспитание не давало сделать шаг к Богу. Тогда я сделала его сама. Зашла. Смущаюсь, потому что не привыкла общаться с верующими людьми. Смотрю на Старицу и на икону Матери Божией, а из моих глаз текут обильные слезы, словно град. Матушка Алипия смотрит на меня, улыбается: «Это наш, — говорит, — а тот, который с тобой — то не наш!» Матушка Алипия не могла видеть, что со мной была спутница, поэтому меня удивила ее прозорливость. В ней я увидела что-то такое истинное, подлинное, что нельзя выразить словами. Теперь я почувствовала свою глубокую внутреннюю связь с Матушкой и начала постоянно ходить к ней.

В то время у меня была большая скорбь и я пребывала в крайне угнетенном состоянии духа. Все, что было у меня в жизни: моя семья — рушилась на глазах, необратимо и безнадежно. Встретив Матушку, я обрела духовную опору в своей незащищенности и одиночестве, и, конечно, кому, как не к ней, обращалась за советом. Она жалела меня, зная и без рассказов мою семейную жизнь. Однажды мой муж пришел домой страшно пьяным, ругался, был ужасный скандал. Когда через несколько дней я пришла к Матушке, она встретила меня словами: «Как он ругался! Чего же он такой злой был? Как он тебя ругал! Терпи, терпи!» Я спросила ее — откуда она знает это. «Я слышал», — был ее ответ. А однажды, когда я пришла к ней в страшном душевном смятении, она, проницательно увидев мое состояние и мою нестерпимую скорбь, сама начала разговор о моей жизни.

- Какая ты терпеливая, — говорила она мне, — как ты только терпишь? Ты очень много терпишь! Он тебя ругал, болезни приносил — нехороший у тебя муж! Но ты с ним живи, живи как сестра с братом.

- Матушка, как же я с ним буду жить, если он встречается с другими женщинами. У него любовница, ребенок.

- Та! Ты не бойся! Эта любовница никогда тебя не победит! Она недолго…

- И это была правда — любовница вскоре умерла… Остался ребенок.

Но я не смогла так жить. Разошлась. А Матушке сказала: «Я не смогла, я буду сама жить — для Бога, буду к вам приходить, буду вам доверять…» Она ответила: «Ну, что ж, хорошо».

Вскоре я пошла работать сторожем в сады. Женщине трудно на такой работе, но каждый раз я приходила к Старице и она меня благословляла: «Иди, все будет хорошо!» И ее молитвами все обходилось благополучно.

Своим вниманием Матушка вылечила мне душу: у меня появилась радость, новое мироощущение жизни, я стала новым человеком — христианкой, и к этому привела меня Матушка.

Однажды пришел к ней милиционер. Говорит: «У вас тут люди собираются, мы будем разрушать ваш дом!» А все бывшие там начали защищать Матушку, в один голос восклицая: «Это наша Матушка! И никто…» И тут Старица засмеялась, подхватила наши слова и продолжила: «Никто меня не тронет. Старший не разрешает трогать меня». И милиционер посидел, посидел, поговорил и пошел.

Однажды моя знакомая отдала мне золотой кулончик. У меня была как раз зотолая цепочка и я, повесив кулончик на нее, понесла показывать его Старице, чтобы она мне его благословила. Матушка посмотрела на мои украшения и говорит: «Цепочка — твоя, а кулончик-то… ворованный». Я начала оправдываться, объясняя это неожиданное обстоятельство незнанием. Стала допытывать подругу, и она призналась, что действительно своровала зототую цепочку с кулончиком — себе взяла цепочку, а мне кулончик.

Произошел еще один случай, связанный с цепочкой. На этот раз я решила подарить сыну цепочку, чтобы он ее всегда носил. Взяла ее и несу Матушке для благословения. А она посмотрела на нее и говорит: «Он ее потеряет”. Так вскоре и получилось — цепочки уже нет… Сын ее потерял.

Воспитывая сына, мне приходилось много работать, я собирала деньги и переводила на сберкнижку. Но Матушка предупредила меня: «Пропадут деньги». Но я не поняла ее тогда и в результате инфляции, которую никто не ожидал, деньги мои, как и у всех, пропали.
Как-то Матушка мне сказала: «Здесь построят церковь», — указывая на местность, на которой стоял ее дом. Я знаю и верю, что ее слова не произнесены даром.

Вечером 29 октября 1988 года я была у Старицы и она мне пророчески сказала: «Сегодня я живу, а завтра — умру». Я не подумала, что она умрет, но на следующий день ее слова подтвердились.
(«Стяжавшая любовь» — «Терпи!», — Мария Федоровна Мельникова, г. Киев)

Прочитано: 2 150 раз.
Поделиться с друзьями

Комментарии закрыты