4Зарубежная миссия Православной Церкви сегодня. Азия.

Традиционно православной миссией в этом регионе занималась Русская Церковь, но политические потрясения ХХ века, произошедшие как в России, так и во многих странах Азии, внесли существенные коррективы. Только в Японии местная Православная Церковь, основанная выдающимся русским миссионером святым Николаем (Касаткиным), смогла благополучно сохранить свое преемство.

Ныне это автономная Церковь в рамках Русской Православной Церкви, большинство ее священнослужителей и прихожан составляют японцы, семьи которых исповедуют Православие уже несколько поколений. Хотя Японская Православная Церковь предпринимает некоторые усилия по организации проповеди, количество новообращенных невелико. Во многом это результат спада религиозности в японском обществе в целом, который сказывается на всех религиях, присутствующих в стране.

В Корее русские миссионеры в начале ХХ века также вели успешную миссию. После разделения страны на Севере христианство почти исчезло, а на Юге американцы изгнали в 1949 году последнего русского главу Корейской православной миссии. Несколько лет спустя православных Южной Кореи взяли под свое начало греки из Константинопольского Патриархата. Им удалось сохранить, но не преумножить корейскую паству, так что сейчас, хотя есть значительный рост числа католиков и протестантов в стране, православная община почти не растет и ее основу до сих пор составляют семьи, принявшие некогда Православие от русских. По признанию некоторых корейцев, такое положение дел вызвано тем, что многие греки как само собой разумеющееся предполагают, что кореец, становясь православным, должен стать и греком, но далеко не все к этому готовы. Русские же миссионеры были более гибкими и открытыми для местной культуры и менталитета. Они проповедовали Православие без того, чтобы навязывать при этом и «русскость».

В 2006 году был образован приход и построен Свято-Троицкий храм в столице Северной Кореи. Это случилось по личной инициативе покойного лидера КНДР Ким Чен Ира. Здесь служат корейские священники в юрисдикции Русской Церкви, однако ни о какой миссии говорить не приходится: храм существует для немногочисленных православных иностранцев (прежде всего русских), работающих в КНДР.

Православная миссия в Монголии, прекратившая существование в 1920-е годы, возрождена в последние годы священником Алексием Трубачом, крестящим монголов и ведущим большую работу по переводу православной литературы на монгольский язык.

Самое тяжелое положение из старых русских миссий – у Китайской миссии. Она имела значительные успехи в конце XIX – первой половине XX веков. Твердость и искренность новообращенных хорошо видна была на примере 222 китайских мучеников, убитых во время знаменитого «боксерского восстания» 1900 года.

В то время бунтовщиками в Пекине было объявлено истребление христиан, ихэтуани хватали и пытали их, заставляя отречься от Христа. По свидетельству самих язычников-очевидцев, многие из православных китайцев встречали смерть с изумительным самоотвержением. Православный катехизатор Павел Ван умер мученически с молитвой на устах. Невероятную твердость проявил и восьмилетний Иван Цзи: когда его пытали, он говорил, что страдать за Христа не больно, и спокойно шел со своими мучителями на место казни.

Андрей Чжу работал в типографии, готовя к печати православные богослужебные книги на китайском языке. Когда он услышал, что ихэтуани начали убивать христиан и приближаются к его району, то решил остаться на рабочем месте и не прекращал своего дела, пока не был убит за работой. Афанасий А также встретил известие о гонениях спокойно. Он остался во дворе православной миссии, которую из страха покинули остальные. Когда пришли язычники, чтобы убить его, Афанасий не только не согласился отказаться от Христа, но говорил им, что они сами не знают, во что надо верить; гордился тем, что является православным христианином, и заявил, что если они желают убить его, то могут это сделать только во дворе миссии, так как он желает умереть там, где родился духовно.

Как известно, кровь мучеников – семя христианства, и после погрома, учиненного ихэтуанями, количество православных китайцев многократно возросло. Но коммунистические гонения второй половины ХХ века серьезно подорвали позиции Православия. До сих пор в континентальном Китае проживают 15 000 православных, сохранивших веру, несмотря на крайне тяжелые условия. У них есть несколько храмов (в Урумчи, Кульдже, Харбине и Лабдарине), но ни одного священника, поскольку руководство КНР препятствует этому. Усилия Русской Православной Церкви во многом сосредоточены на том, чтобы возродить нормальную церковную жизнь среди тех верующих континентального Китая, которые сохранили Православие.

Однако в других частях китайского мира таких затруднений нет. В Гонконге, Тайване и Сингапуре свободно действуют как приходы Русской Православной Церкви, так и приходы Константинопольского Патриархата.

Наверное, самой успешной современной русской миссией «классического типа» можно назвать миссию архимандрита Олега (Черепанина) в Таиланде. За 13 лет ему удалось построить в стране пять храмов и монастырь, подготовить к рукоположению первого священника-тайца, организовать перевод православной литературы и фильмов на тайский язык.

О своей миссии отец Олег рассказывает так: «“Тай” по-тайски означает “свободный”. Тайца, при всей его наивности, нельзя купить, нельзя заставить что-то делать насильно. Банальное давление закончится тем, что он просто уйдет. Они как дети – наивны и доверчивы. Но их нельзя обманывать, как нельзя обманывать детей. Им нельзя уделить два-три или даже двадцать три часа твоего времени и оставить что-то для себя. Им надо отдать все, отдать свою любовь и сердце. Тогда вы узнаете, что такое Таиланд и кто такие тайцы… Когда первого крещенного мною тайца Даниила спросили в Департаменте по делам религий: почему именно Православная Церковь? Есть католики, есть протестанты. Он ответил: “В Католической церкви поют, у протестантов танцуют, а молятся только у православных”… Стоит также отметить внутреннюю тягу тайцев ко всему подлинному, к первоисточнику. Они и буддизм приняли в виде течения тхеравада (“учение старцев”), считая, что это оригинальный, неповрежденный буддизм. Поэтому если таец решает сознательно принять христианство, и при этом отсутствуют какие-либо меркантильные моменты, то с большой долей уверенности можно говорить: если ему будет известно о Православии, он придет в Православную Церковь. Не случайно при регистрации наши крещеные тайцы решили слово “православная” перевести как “дан-дээм”, что означает “подлинная, неизмененная, истинная, настоящая”». В последние годы отец Олег распространил миссионерскую деятельность также на соседние страны – Лаос и Камбоджу. Во всех трех странах православная проповедь зазвучала впервые в истории именно сейчас.

У греческих миссионеров в Азии самой успешной миссией «классического типа» является миссия в Западной Бенгалии (Индия). Успешная проповедь греческого священника Афанасия и его преемников в 1980-е годы в Калькутте привела к тому, что около 5 тысяч бенгальцев приняли Православие, были образованы приходы, построены храмы, рукоположены священники из числа местного населения. Среди крестившихся есть даже брахманы. Впоследствии индийские власти перестали давать греческим священникам-миссионерам визы, и это затруднило развитие миссии, хотя и не прекратило его.

В отличие от «классического типа» миссии, который предполагает прибытие в страну миссионера-иностранца, в последние годы наиболее быстро растущие православные миссии в Азии образовались по новому типу. При нем инициатива шла от местных жителей, которые самостоятельно убеждались в истине Православия и уже сами просили Православную Церковь о том, чтобы она их приняла в число своих чад. Таким образом возникли православные миссии в Индонезии, Пакистане, на Филиппинах, в Непале, в индийских городах Чандрапур и Бангалор. Иногда таким уверовавшим приходится ждать по нескольку лет, прежде чем кто-либо из Православной Церкви откликнется на их просьбы.

В миссиях нового типа местные жители сами проповедуют и устраивают церковную жизнь, а православные греки или русские только помогают им в этом. О том, в каких условиях иногда протекает такая миссия, дает представление рассказ индонезийца архимандрита Даниила (Баянторо). Он сам в свое время обратился из ислама после того, как увидел во сне Иисуса Христа и услышал Его слова: «Если хочешь спастись – следуй за Мной». Отец Даниил стал первым православным проповедником в Индонезии.

Вот как он рассказывает об одной из своих миссионерских поездок: «Однажды я отправился с проповедью на остров Тимор. Со мной летел мой духовный сын Арди. После долгого путешествия мы оказались в джунглях, в глухой деревне, которая называлась Хаумэнибук. Нас принял вождь деревни. Он был очень добр к нам, мы сидели в хижине, разговаривали о Боге. Потом мы с Арди отправились в джунгли поискать воды. Вскоре отыскали родник, попили, освежились. А вокруг были какие-то странные каменные глыбы. Я очень устал и потому уселся на самый большой из этих камней, чтобы передохнуть. Но оказалось, что этот камень – изображение почитаемого в деревне божества. И жители разгневались, сочтя это оскорблением. Когда мы уже вернулись в деревню, я услышал шум, доносившийся с холма, крики: “Убьем его! Сожжем его!” Конечно, внутренне я очень волновался – это ведь дикие люди. Вождь племени сказал: “Я попробую с ними договориться”. Это был очень хороший, отзывчивый человек.

К хижине приблизилась сотня людей, вооруженных копьями. Они все были чернокожие, и в темноте я видел только зубы, когда они кричали. А кричали они не переставая. Конечно, напряжение было неимоверное. Мы все время молились… Через некоторое время вождь племени вернулся и сказал: “Отец, все в порядке. Они согласились не трогать вас. Но вам придется пройти обряд примирения”. Я сказал Арди: “Если надо поклониться тому камню, я лучше умру. Я никогда не поклонюсь идолу”. Но все оказалось совсем не так страшно. Церемония заключалась в жевании листьев орехового дерева, употреблении местного вина и уплате штрафа в 10 долларов. Глава деревни выдал нам сопровождение на обратный путь, сказав: “Ехать без нас опасно, так как некоторым людям вы очень не понравились”. Нас проводили, и мы уехали домой. А затем случилось так, что вскоре после нашего отъезда человек, развязавший демонстрацию против меня, умер. А согласно верованиям этого племени, если человек, нанесший ущерб кому-то, умер, значит, тот, кто потерпел ущерб, – святой. И тогда все сочли меня святым. В результате люди с того острова пришли к православной вере».

Хотя количество обращенных здесь не такое огромное, как в Африке, именно страны Азии сейчас становятся тем регионом, где православная миссия развивается все более интенсивно.

На Ближнем Востоке, который составляет каноническую территорию Антиохийской и Иерусалимской Церквей, в силу того, что на ней расположены в основном мусульманские страны (а также Израиль и Ливан), в которых запрещена или сильно ограничена христианская проповедь, целенаправленной миссии не ведется, хотя имеют место индивидуальные обращения как мусульман, так и иудеев. Такие случаи, как правило, остаются в строжайшей тайне; часто мусульманам, желающим принять Православие, приходится выезжать в другие страны для того, чтобы там получить крещение.

В Центральной Азии и Закавказье имеются епархии Русской Православной Церкви, однако целенаправленной миссии среди местного населения здесь также нет, за исключением некоторых районов Казахстана.

Прочитано: 1 663 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*