Для православного человека нет более глубокой скорби видеть, что своей души я старалась удержать дочь от неправильных шагов в жизни и в этой борьбе чувствовала недостаточность именно своих собственных усилий, поэтому, узнав о матушке Алипии, проживающей в нашем городе, устремилась к ней за советом и помощью.

Первая встреча состоялась в конце лета, после Успенского Поста, во время, богатое на праздники — Успение, Спас Нерукотворный… Старица приняла меня, сразу огорошив такой фразой: «Сейчас пост — ты только дочку не отдавай замуж!» Я понимала, что Матушка — юродивая, но все же начала спорить: «Матушка, какой пост?! Сейчас ведь нет поста» — а она все равно настаивает: «Пост, пост, пост!» Ничего пока еще не разумея, я приняла эту фразу как должное, Старица нас угостила, и так с этим «постом» я и ушла. Пост — значит пост. И не придала этому никакого значения.

Прихожу опять к Матушке. Беру с собой подругу. Пришли. Она нас приняла очень хорошо — была такая внимательная, добрая, веселая.

- Садитесь.

- Матушка, благословите.

- Бог благословит.

- Ты опять пришел? Пост!

- Матушка, так поста же нет!

Значение этих слов я поняла позже. Моя дочь все-таки вышла замуж, но не прожила с мужем и года — они
разошлись. Старица Алипия давала понять, что благословения на брак нет. Она запрещала выходить дочери замуж, символически называя этот запрет постом. Матушка скрывала себя и поэтому говорила притчами.

Также в тот день я получила еще одно наставление. Муж хотел разменяться квартирой, но Старица Алипия, предупредив мой вопрос, сама совершенно ясно дала мне ответ — квартиру разменивать нельзя и мне нужно не соглашаться на обмен. Разменяться в советское время было довольно просто, доступно, сделать это можно было и без моего согласия и если бы не молитва Старицы, мое желание или нежелание не сыграли бы никакой роли. Позже я приходила к Матушке с просьбой благословить разойтись с мужем, но Старица не благословила: «Не бойся его, и он будет тебя слушаться». А муж у меня выпивал. Квартира же так пригодилась впоследствии!

Однажды я пришла к Матушке, было много народа. Старица как бы спала — молилась. Потом открыла глаза и говорит: «А я дала три рубля, — и показывает мне правой рукой под шею, — хватит тебе вот так! Хватит тебе три рубля — до конца!» И много-много раз повторяла эти слова: «Хватит тебе три рубля, хватит тебе три рубля — до конца”.

Какие три рубля? Ничего не могла я себе объяснить.

Проходит время. Моя дочь рожает троих детей — троих дочерей. И всех оставляет мне. И я поднимаю их одна. И действительно, мне хватило этих трудностей, чтобы почувствовать всю тяжесть ношения моего жизненного креста. Старица предуготавливала меня к смиренному принятию его и давала на это свое благословение.
Не раз приходила я к Матушке со своими семейными проблемами. Говорю: «Матушка, мне так тяжело жить с мужем! Я уже больше не могу — хочу разойтись». А она мне отвечает: «Вот ты поедешь, поедешь — одна поедешь. Будешь одна». Прихожу я домой и думаю: «Куда поехать? Что значат эти слова». И вот я и «поехала» — муж мой умер, а я осталась одна.

Сын уходил в армию. Его зачислили на флот и отправили на курсы механиков подводной ракетной лодки. Год его готовили. Он не работал, ходил на занятия и получал деньги за это. После окончания курсов его должны были отправить в Мурманск вместе со многими его товарищами по курсам. Пришла я к Старице, волнуюсь, жалуюсь ей: «Матушка, завтра моего сына забирают в армию. Будет служить на подводной ракетной лодке». А она на мой вопрос отвечает что-то непонятное: «А ему дадут шапку!» Какую шапку? Матушка все равно настаивает: «Шапка, шапка, у него будет шапка».

Ну, проводила я сына. На второй день он приезжает домой. Иду к Матушке. Через пять дней сыну в дорогу. Она мне снова говорит: «Шапка». Дома я сообщаю: «Юра, опять шапка!» И действительно — сын на подводную лодку не попал, матросской формы ему так и не довелось носить — прослужил он два года армии солдатом в стройбате и получил «шапку». Все друзья сына поехали в Мурманск, один он остался по молитвам Матушки Алипии.

Что же могло ожидать сына на подводной лодке? Наверно то, что получил его товарищ, с которым сын учился на курсах. Его убил боцман лодки, и молодого паренька привезли хоронить в цинковом гробу в соседский дом.
Многое говорила Матушка о моем сыне. Я пришла к ней и рассказываю: «Матушка, сын хочет поехать в Питер учиться в семинарии, благословите». А она на это: «Он уже поехал!» Я удивилась, сын был дома, никуда еще не уехал и только вынашивал в своей душе это нелегкое решение. «Нет, он поехал, поехал!» — твердила Матушка. И он действительно — поехал, поступил, и так и остался учиться, кончил семинарию. А когда встал вопрос женитьбы, он засватал одну девушку и я пошла за благословением матушки Алипии. «Жениться не будет, не будет жениться», — сказала Старица, что и получилось — на этой девушке сын не женился, а впоследствии женился на другой девушке, москвичке, живет теперь в Москве и служит в храме на ВДНХ.

Вопросы, с которыми я обращалась к Матушке, были серьезными, жизненными вопросами, решить которые без молитвы Старца очень сложно. То, что я встретила ее на пути по воле Божией — было для меня большим счастьем, милостью Бога, посланной мне недостойной. Каждое мое посещение было связано с конкретным вопросом, на который я всегда получала ответ, пусть и в прикровенной, символической форме. Видеть ее было удивительно. Благодарю Господа за Его милосердие.
(«Стяжавшая любовь» — «Видеть матушку Алипию было удивительно», — Басанец Вера Ивановна г. Киев)

Прочитано: 1 777 раз.
Поделиться с друзьями

Комментарии закрыты