Вечер морозен и месяц блестит,
Мирно лампада мерцает.
В горнице той, где Святитель лежит,
Тихо виденья витают.

Ясное детство средь отчих садов,
Матери ласки родные,
Киев, священных исполненный снов,
Волны Днепра голубые.

Светлая юность, вся полная грёз,
Райских безгрешных видений,
Радость поста, покаянья и слёз,
Подвиг полночных молений.

Дальняя Лавра в виденьи встаёт,
Рака Игумна блистает,
Хор монастырский молебно поёт,
Лаврский трезвон замирает.

Белгород мирный в вишнёвых садах,
Солнца полдневного радость,
Подвиг святительский, в тяжких трудах,
Тайной милости сладость.

Ревность к служенью, бесстрашная речь,
Тёмных грехов обличенье,
Проповедь правды, как ангела меч,
Грешников бедных прощенье.

Тихо в дому Грайворона села
Гаснет лампада святая,
В тёмном бору стоит келья одна,
Старец сидит в ней, рыдая.

Слышал он голос чудесный с небес:
«Сын твой – святитель скончался»,
В небо взглянул – из сияющих звезд
Там хоровод заплетался.

Вспомнил старик, как тому сорок лет
Видел он ясно виденье:
В небе Царицу Небес и пред Ней
Отрока-сына в моленьи.

Мантию ангел на сына тогда
С неба набросил, слетая.
«Слышу молитву твою, отроча», –
Божия Матерь сказала.

Сбылось виденье… Рыдает старик
В страхе, в смятеньи духовном,
Тихо он шепчет в тот трепетный миг:
«Умер молитвенник добрый».

Вечер морозен, блистает луна,
Бледные звёзды мерцают,
В небе вечернем святая душа
К Богу полёт совершает.
(Л. Н. Погожева)

Прочитано: 2 102 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*