10Господь наш Иисус Христос, исцелив десять прокаженных, повелел им идти и показаться священникам, как предписывал закон Моисеев. Они пошли и по дороге все очистились, все исцелились, но только один из них вернулся к Господу Иисусу Христу и пал в ноги Ему, благодаря за исцеление. И это был самарянин. Господь с удивлением сказал: «Не десять ли очистились? Где же девять? Как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?» (Лк. 17, 17–18).

И обратившись к самарянину исцеленному, сказал ему: «Иди, вера твоя спасла тебя».

Как видите, Господь Иисус Христос этого иноплеменника, этого самарянина поставил выше тех иудеев, которые вместе с ним очистились.

Знаете вы также притчу о милосердном самарянине, знаете о том, как некоторый человек, идя по опасному пути из Иерусалима в Иерихон, где было много разбойников, был изранен ими, ограблен и брошен истекающий кровью.

Проходили мимо два иудея, сперва священник, а после него левит, подошли, посмотрели на несчастного израненного — и пошли дальше, ничем не оказав ему помощи. Шел той дорогой самарянин, и увидев несчастного, возлил вино и масло на раны его, перевязал его раны и посадил его на своего осла, и повез в гостиницу, и там отдал на попечение гостинника.

Опять видите вы, что Господь и в этой притче поставил самарянина, иноплеменника гораздо выше по нравственному достоинству, чем священника и левита иудейских.

А что же это значит, почему, когда Господь Иисус Христос посылал своих апостолов на проповедь, то сказал им: «На путь языческий не ходите и в город Самарянский не входите, идите же наипаче к погибшим овцам дома Израилева».

Как будто противоречие: с одной стороны ставит милосердного самарянина и благодарного исцеленного от проказы самарянина выше иудеев, выше народа израильского, а вместе с тем запрещает Своим апостолам входить в города самарянские. Что это значит?

Вот это и хочу объяснить вам. Хочу вместе с тем напомнить, что события подтвердили то, что заповедал ученикам Своим Господь Иисус Христос, подтвердили то, что не нужно апостолам входить в город самарянский.

Однажды шел Господь Иисус с учениками Своими из Галилеи в Иерусалим и на полпути хотел отдохнуть в селении самарийском. Он послал вперед двух учеников, чтобы возвестили, что идет Господь и хочет у них отдохнуть, а самаряне не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим.

Почему не приняли? Потому, что иудеи и самаряне были в постоянном отчуждении друг от друга.

Самаряне происходили вовсе не из израильского народа, они были переселенцами из Ассиро-Вавилонии, присланными царем Сеннахеримом сюда на место уведенных в плен израильтян. Они поселились здесь, но они были язычниками. И вот случилась с ними великая беда: появилась в земле их большая стая львов, которые терзали и умерщвляли и скот их, и их самих. Донесли царю Сеннахериму об этом бедствии. Они призвал священников израильских и спросил их, почему это. Они ответили: потому, что переселенцы не чтут истинного Бога Иегову, Которого чтим мы. Если хочешь, чтобы львы оставили их в покое, пусть пошлют к ним священников и научат их закону израильскому. Сеннахерим так и сделал: послал священников, они научили народ закону Моисееву, и самаряне приняли этот закон, но приняли не все священные книги Ветхого Завета, а только Пятикнижие Моисеево.

Вот именно потому, что не приняли полностью закона со всеми книгами Ветхого Завета, и чуждались их израильтяне, и сами они чуждались их.

Вот потому Господь Иисус Христос, посылая на проповедь Своих учеников, сказал, чтобы не ходили они в города самаринские, а шли бы «к погибшим овцам дома Израилева».

Но разве не читаем мы в четвертой главе Евангелия от Иоанна о великой беседе Господа Иисуса Христа с самарянкой?

Он шел из Иерусалима в Галилею, сел отдохнуть у колодца Иаковлева, который глубоко чтили самаряне, и который находился невдалеке от главного города Самарии — Сихема.

Пришла женщина-самарянка почерпнуть воды, и Господь Иисус Христос долго беседовал с ней. Это была необычайно глубокая беседа: Он открывал ей самые великие истины веры и проявил вместе с тем всеведение, человеку несвойственное, ибо рассказал все, что было в жизни ее.

Под конец беседы Господь Иисус Христос, когда сказала Ему самарянка: «Знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все», ответил ей: «Это Я, Который говорю с тобою».

Это было в первый раз, что Господь Иисус так прямо открыл Себя, открыл как Христа, как Мессию.

Он запрещал ранее ученикам Своим, Он запрещал и бесам, которые кричали, будучи изгоняемы из одержимых ими несчастных: «Знаем Тебя, кто Ты, Святый Божий». Он запрещал им разглашать, что Он Христос.

В народе еврейском никому не говорил об этом, а здесь женщине самарянке прямо говорит: «Это Я, Который говорю с тобою».

И смотрите, что было дальше. Женщина, пораженная беседой с Господом, оставила свой водонос и бегом побежала в Сихем и сказала жителям: «Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала. Не Он ли Христос?»

И пришли во множестве жители города Сихема увидеть Господа Иисуса. В Евангелии не сказано, о чем беседовал с ними Господь, но во всяком случае знаем, что не сотворил пред ними ни одного чуда. И достаточно было для самарян одной беседы с Господом, одного лицезрения Его, чтобы они уверовали в Него, как в Мессию.

Они уверовали и просили Его прийти в их город, и Он пробыл там два дня. Он сделал Сам то, что ранее запрещал ученикам Своим.

«…в город Самарийский не входите».

А теперь Сам вошел, и их за Собою повел. Господь Иисус Христос знал сердца людей. Он знал, что самаряне, даже не видевши чудес Его, как видели их во множестве жители Вифсаиды, Хоразина, Капернаума, уверуют в Него.

Он знал, какое обаяние производит на добрых людей Его Божественная Личность, Его неслыханные миром слова.

Вспомним, как однажды первосвященники и книжники послали своих слуг привести к ним Иисуса, проповедовавшего в храме. Слуги вернулись ни с чем и на вопрос, почему не привели Иисуса, ответили: «Никогда человек не говорил так, как этот человек» (Ин. 7, 46).

Господь Иисус Христос знал, что прежде времени посылать к самарянам учеников не следует, что их не примут. Знал Он, что надо выждать время, что надо Самому прийти к самарянам, надо чтобы увидели и услышали Его Самого.

Он знал сердца их, знал что сердца их лучше и чище, чем сердца многих из народа израильского, как сердце самарянина, благодарного Ему за исцеление, как сердце милосердного самарянина.

Знал их сердца, знал Господь, что уверуют они гораздо легче, чем народ израильский.

Поэтому не нужно было, чтобы ученики ходили к самарянам прежде Его Самого: Он хотел явить величие Своего дела, несказанную высоту Своих речей в личной беседе с самарянами.

И на этот раз, покоренные словами Его, они поверили сразу, поверили гораздо легче и в большем числе, чем иудеи.

Что же, какой вывод сделаем из этого события для нас самих?

Запомните вы слова Христовы, обращенные к ученикам Его: «Шедше научите вся языци, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого духа».

И ученики Его, как знаете вы, после вознесения Господа Иисуса Христа на небо, исполнили это Его слово, исполнили Его наказ: понесли ко всем народам, к языческим народам понесли проповедь Евангелия Христова.

У апостола Луки читаем немного иные слова Христовы, обращенные к апостолам пред вознесением Его: «Шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари» — не только всем народам, не только язычникам, а даже всей твари.

Был святой, который понял и исполнил дословно это повеление Христово — то был Франциск Ассизский. Он проповедовал Евангелие Христово не только людям, но и всей твари: слетались к нему птички, усаживались на деревьях, и долго-долго проповедовал он им о Господе Иисусе Христе…

Ну что же, неужели после того, что слышали вы только что об отношении Господа Иисуса к самарянанам, посмеем иначе, чем Он, относиться к тем, которые еще не христиане?

Неужели посмеем забыть слова Священного Писания о том, что «во всяком народе творящий правду угоден Ему».

Если Господу угодны, неужели нам не будут угодны?!

Неужели посмеем иначе относиться к тем, кто еще не ведает Господа Иисуса Христа?

Неужели будем превозноситься своим христианством над теми, кто еще Христа не познал, но может быть, в будущем познает.

Забудем ли слова Иоанна Предтечи, обращенные к иудеям, гордившимся своим происхождением от Авраама: «Не думайте говорить в себе: «Отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3, 9).

Я жил долгие годы в Средней Азии и близко знал мусульман. Знаю, что многие из них чрезвычайно благочестивы: пять раз в день молятся они, и притом не дома молятся, а в мечеть ходят пять раз в день.

Я видел рядом с собой сидевшего в тюрьме молодого мусульманина, который часами молился, молился еще дольше, чем я.

Я видел и знал и глубоко благочестивых евреев, чтящих Бога.

Что же, неужели посмеем превозноситься над ними, неужели забудем, что во всяком народе боящиеся Бога, творящие правду, творящие милосердие угодны Ему?

И мне будут угодны, и вам должны быть угодны, если Христу угодны. Но следует ли из этого, что должны мы к ним относиться так, как к братьям по вере нашей во Христа? Нет, никоим образом: мы должны с любовью и уважением относиться к ним, но помнить и то слово, которое сказал Господь пред вознесением Своим: «…иже имет веру и крестится, спасен будет, а иже не имет веры, осужден будет».

Это надо помнить, и помнить великую десятую главу Деяний апостольских, повествующую о том, как Сам Бог чрез ангела Своего повелел апостолу Петру идти в дальний град к язычнику — сотнику Корнилию, который был угоден Богу, потому что творил правду, творил дела милосердия и глубоко чтил Бога, но был язычником и Христа не знал.

Повелел Господь Петру пойти и научить его закону Христову, ибо именно этого недоставало сотнику Корнилию, ибо при всем благочестии своем не мог он спастись, не будучи крещен во имя Отца и Сына и Святого Духа. Пошел по повелению Господню Петр и научил их всех учению Христову и всех их крестил.

Вот и надо было бы, чтобы обратились ко Христу и все добрые и благочестивые люди, не ведущие Христа — из мусульман, из евреев и из буддистов.

И если бы случилось так, были бы они для нас самыми дорогими братьями, а теперь только досто-уважаемые люди, к которым должно относиться с любовью, а не превозноситься пред ними.

Скажу вам слова Павловы, которые нужно вам твердо запомнить: «По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать, но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил» (Римл. 12, 3).

Вот это запомните, на этом кончу речь свою. Скажу: не превозноситесь, не думайте о себе больше, чем сколько надо думать, чем правильно думать. Думайте, что хотя вы христиане, но плохие христиане, постоянно оскорбляющие Христа грехами своими, нарушением заповедей Христовых.

Считайте себя хуже всех, ниже всех. Не превозноситесь над теми, кто хотя и не ведает Христа, но угоден Богу.

Аминь.

Прочитано: 4 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*