Lev-OptinskiyПреподобный Лев – первый оптинский старец. Он прибыл в Оптину в 1829 году вместе с шестью учениками. Настоятель преподобный Моисей, зная духовную опытность преподобного Льва, поручил ему окормлять братию и богомольцев. Вскоре в Оптину прибыл и преподобный Макарий. Еще иноком Площанской пустыни он познакомился с преподобным Львом и пришел под его духовное руководство. Он становится ближайшим учеником, сотаинником и помощником во время старчествования преподобного Льва.

Преподобный Лев обладал многими духовным дарованиями. Никто не видел его возмущенным от страшного гнева и раздражения, не слышал от него слов нетерпения и ропота. Спокойствие и христианская радость не оставляли его. Преподобный Лев все время творил Иисусову молитву, внешне пребывая с людьми, внутренне всегда пребывал с Богом. Чудеса, совершаемые преподобным, были безчисленны: толпы обездоленных стекались к нему, окружали его, и всем им как мог помогал преподобный.

Старчество преподобного Льва продолжалось двенадцать лет и принесло великую духовную пользу.

Что самое важное в духовной жизни

Достопочтеннейшая о Господе N.N.!

Много в нынешнем веке видим подвижников, много постников, много таких, кои по целым ночам простаивают в молитве, но, к сожалению, очень мало смиренных и кротких, мало таких, которые бы украшались молчанием уст своих, а не велеречием, кои бы угощали странников, с любовию ходили за больными, насыщали голодных, одевали нагих, кои бы внимания для своего спасения обращали на более важные и необходимые добродетели.

Нигде прямо не сказано в Священном Писании, что для спасения души необходимо морить себя голодом, делать многочисленные поклоны, носить вериги и предпринимать тому подобные подвиги, между тем Евангелие говорит ясно, что именно за нелюбовь к ближнему осудятся на Страшном суде грешные, а праведные за исполнение оной будут оправданы.

И когда юноша сказал Спасителю: «Учителю благий, что благо сотворю, да имам живот вечный?» — Он же отвечал: «Аще ли хочеши внити в живот, соблюди заповеди». Глагола Ему: «Кия?» Иисус же рече: Еже, не убиеши: не прелюбы сотвориши: не украдеши: не лжесвидетельствуеши: что отца и матерь: и возлюбиши искренняго твоего яко сам себе (Мф. 19: 16-19).

И святой апостол, разъясняя сие, говорит: Аще языки человеческими глаголю и ангельскими, любве же не имам, бых (яко) медь звенящи, или кимвал звяцаяй. И аще имам пророчество, и веем тайны вся и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, люве же не имам, ничтоже есмь. И аще раздам вся имения моя, и аще предам тело мое, во еже сжещи е, любве же не имам, никая польза ми есть. (см.: 1 Кор. 13: 1-3).

Неоднократно повторял Господь слова Свои, сказанные прежде юноше; так пред смертию Совею говорил ученикам: Аще любите Мя, заповеди Мои соблюдите, и имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя, и опять, Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет (см.: Ин. 14: 15; 21: 23).

Видите ли, возлюбленные, что соблюдение заповедей рождает любовь, и желающий достигнуть оной не может иначе, как сохранением заповедей. Следовательно, неимеющий любви – ничего не имеет, или, иначе сказать, как любовь приобретается исполнением заповедей: то кто не исполняет заповедей как следует, награды не получит, какие бы подвиги (мнимые) ни имел!

И еще яснее скажу: — не только обыкновенный мирской человек, к которому клонятся слова мои, никакой надежды ко спасению не имеет, когда он не исполняет, как должно, заповедей Христовых, то есть когда смирение не полагает в основание своих подвигов и самочинно к ним приступает, но даже пророк и чудотворец, если не сохраняют всех заповедей, отвергаются Христом Спасителем, по сказанному: «Мнози рекут Мне в онь день: «Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом и Твоим именем силы многи сотворихом?» И тогда повеем им: «Яко николиже знах вас, отъидите от Мене делающии беззаконие». Видите ли, кто изгоняется за несохранение заповедей? Но за принесение должного покаяния – мытарь, блудница, разбойник сделались наследниками блаженств нескончаемых.

Может быть, спросит здесь кто, от чего же многие святые отцы делали большие подвиги, как, например, постились, безмолвствовали, носили вериги (последнее, хотя и редкие), отвечается: всякому духовному возрасту прилична сообразная пища духовная.

Святые отцы прежде исполнением заповедей очищались от страстей и, когда очистились, сделались так духовны, что иногда забвывали: аще в теле суть, или вне тела, не ощущая его потребностей, как говорил святой Макарий Городской (Александрийский): «Вы еще плоть, и требуете пищи, а я не требую ныне» (Достопамятные сказания о подвигах святых отцов, глава о авве Макарии Городском, статья 1), ибо был он духовен и оправдал на себе сказанное: «Ни о едином хлебе жив будет человек», но о всяком глаголе Божием, из уст Его исходящем, ибо Бог, как Господь естества, соделывает человека, в коем обитает, превыше естества и нужд естественных, коим, напротив, мы плотяные, яко страстные и немощные, необходимо покоряемся. И каково было их притом смиренномудрие, когда, и достигнув совершенного безстрастия через непрерывное понуждение себя к добродетелям, все еще почитали себя страстными и, не преставая в сем подозревать себя, продолжали удручать тело свое подвигами? По сей-то причине и муж, «в себе Христа имевший», говорил: умерщвляю тело мое и порабощаю, на не како, иным проповедуя, сам исключим буду (1 Кор. 9: 27).

Прочитано: 30 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*