930Преподобный Авксентий, отшельник Вифинский

Святой Авксентий по происхождению был персом, но родился в Сирии, куда его отец бежал от преследований Шапура II. При Феодосии Младшем, который правил с 408 по 450 год, Авксентий обосновался в Константинополе и получил место в императорской гвардии. Правитель ценил его, окружающие уважали за благочестие и нравственную чистоту. Он дружил с людьми, которые прославились добродетелями и духовными подвигами: со святым Маркианом, впоследствии экономом Великой церкви (память 10 января), с Анфимием и Ситтой. С ними он проводил дни в посте и молитве, а ночи – в святом бдении и слезах. Когда это было возможно, они ходили в церковь святой Ирины, построенной заботами Маркиана, чтобы участвовать во всенощных бдениях. Часто они бывали и в квартале Эвдомон, чтобы слушать поучения знаменитого столпника Иоанна.

Святость жизни Авксентия и чудеса, им совершенные, сделали его знаменитым. Дабы избежать пустой славы, он оставил мирскую суету и даже друзей; покинул императорскую армию, чтобы встать в ряды воинства ангельского. Удалившись на гору Оксия, неподалеку от Халкидона, он стал жить в полной безвестности, облачившись в шкуру, подобно святому Иоанну Крестителю. Однако вскоре его обнаружили дети, которым он чудесным образом помог найти потерянное стадо. Чтобы выразить свою благодарность, родители пастушков построили подвижнику келью на вершине горы. Авксентий тут же поставил снаружи узкую клетку, куда стал запираться, чтобы предаваться молитве без какого-либо удобства для тела.

С каждым днем у порога кельи становилось все больше посетителей, стремившихся услышать душеполезное поучение или получить исцеление от болезней. Авксентий общался с ними только в определенные часы через небольшое окошко. Разговор с посетителями он начинал, заставляя их воздать хвалу Богу. В остальное время он просил пришедших слушать снаружи молитвы, произносимые внутри кельи.

Преуспев в ежедневной брани с бесами, подвижник получил дар изгонять их из одержимых, которые приходили в надежде на силу его молитв. Однажды он три дня сражался, чтобы освободить молодую девушку, в которую бес вселился в наказание за неверие ее отца. В другой раз он излечил слепую женщину из Никомидии, дотронувшись до ее глаз со словами: «Да исцелит тебя Христос – истинный свет!» Множество чудес совершил Бог по молитве Своего слуги.

Через десять лет император Маркиан созвал в Халкидоне IV Вселенский Собор для осуждения ереси Евтихия (451). Он повелел знаменитому отшельнику присоединиться к святым отцам для обсуждения вероучительных вопросов. Авксентий из смирения отказался, ответив, что догматические вопросы входят в компетенцию епископов, а не монахов. Поскольку он не пошел за посланниками императора, те усомнились в его православии и послали рабочих силой открыть его клетку. Тем, однако, ничего не удалось сделать. Святой попросил их помолиться. Он сам перекрестился, трижды сказал: «Благословен Бог!» – клетка открылась сама, и он последовал за ними. Тело святого Авксентия было настолько истощено суровыми подвигами, что пришлось везти его на повозке. По дороге он исцелил многих одержимых.

Когда они прибыли в Филийский монастырь, Авксентия заперли в келье на замок, словно преступника. Оттуда его перевезли в Руфинианский монастырь (неподалеку от Халкидона), где игуменом был святой Ипатий (память 17 июня). Монахи обители встретили подвижника с великой радостью. Затем император с почетом принял святого в Эвдомонском дворце и заставил присоединиться к Халкидонскому Собору.

Авксентий не знал, зачем собственно созывался Собор, но обещал поддержать его решения, если они ни в чем не будут противоречить вероисповеданию отцов Никейского Собора. Он заявил, что в них должно быть правильно провозглашено таинство Воплощения Господа Иисуса Христа, истинного Бога и истинного Человека, и Пресвятой Приснодевы Матери Божией. Услышав это, обрадованный император поцеловал его голову и с почтением направил в Великую церковь, где патриарх зачитал ему решения Собора. Святой всем сердцем принял их, возблагодарил Бога и опять отправился в Руфинианский монастырь.

Оттуда он не вернулся на Оксию, а поселился на еще более дикой и отдаленной горе Скопа. Впоследствии она получила название горы святого Авксентия и стала знаменитым центром византийского монашества[1]. Ученики соорудили ему новую клетку из металлических пластин. В ней было сделано оконце для общения с посетителями, которые сразу же стали приходить к подвижнику. Демоны, страшась силы его молитвы, тоже собирались там во множестве и мешали святому стуком в окно, желая, чтобы он замолчал. Блаженный без страха давал им отпор крестным знамением, день ото дня сияя все ярче, словно светильник на вершине горы.

К келье святого приходили посетители из Руфинианского монастыря и из более отдаленных мест. Святой Авксентий обычно заставлял их петь краткие гимны собственного сочинения, которые сочетали поэтическую красоту с пользой для души[2]. Часто он до вечера увещевал слушателей радеть о добродетелях и отказаться от бесплодных плотских наслаждений. При наступлении ночи после скромного угощения Авксентий отпускал их с миром. Паломников, которые желали стать монахами под его руководством, он не принимал к себе с первого раза. Святой давал им власяницу или шкуру, подобную той, которую носил сам, со словами: «Иди, брат, туда, куда направит тебя Господь». Остальным верующим он советовал бодрствовать в ночь накануне воскресенья, отказываться от дел насущных не только в день Господень в честь Воскресения, но также проводить в молитве и посте пятницу в воспоминание о животворящих Страстях Христовых.

Однажды в субботу, открыв окошко, он возвестил собравшимся о кончине светоча Церкви – святого Симеона Столпника (память 1 сентября). Ученики заметили день и час и впоследствии смогли убедиться, что знаменитый столпник действительно умер в это время неподалеку от Антиохии.

Одна благочестивая женщина из окружения императрицы Пульхерии часто приходила к подвижнику, уговаривая облачить ее в схиму. Авксентий наконец подчинился воле Божией и указал ей место у подножия горы, чтобы там она подвизалась в аскезе. К ней сразу присоединились женщины из разных сословий, число их достигло 70. Святой понял, что необходимо построить для них церковь. Возник монастырь Трихинария – название это, возможно, связано с грубой одеждой, которую они стали носить по настоянию Авксентия. Каждую пятницу и каждое воскресенье они приходили к нему слушать наставления о неустанных битвах ради чистоты не только телесной, но, прежде всего, душевной. Несмотря на старость и телесную немощь, он сам часто приходил к ним и, словно юноша, ловко спускался по крутой дорожке, ведущей к монастырю.

Как-то в очередной раз подвижник отправился в обитель посмотреть, как продвигалось строительство новых зданий. По дороге он вознес к небу пламенную молитву, благословляя общину, а на обратном пути заболел. И эта болезнь через несколько дней, 14 февраля 470 года, унесла его в небесное отечество.

На его похороны собралось множество людей из городов и пустынь. Монахи Руфинианской обители хотели взять себе его бесценные мощи, но все же они остались у его духовных дочерей.


[1] Сегодня Каишдаг, холм высотой 428 м, в 12 км от Халкидона. На холме располагались семь монастырей, в том числе Трихинария, где подвизались 70 монахинь. Важно отметить, что здесь находился центр исихазма, где просияли такие святые, как Венедимиан (память 1 февраля), святой Стефан Младший (память 28 ноября), святой Мелетий Исповедник (память 19 января), святой патриарх Афанасий I Константинопольский (память 28 октября) и преподобный Никодим, духовный отец святого Григория Паламы. Здесь Михаил VIII Палеолог восстановил монастырь, посвященный архангелу Михаилу в благодарность за отвоевание Константинополя у латинян (1261).

[2] Это были первые тропари и начатки нашей церковной гимнографии.

Прочитано: 1 071 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*