Пре­по­доб­ный Алек­сий Го­ло­се­ев­ский ро­дил­ся 14 ап­ре­ля 1840 го­да, в пер­вый день Пас­хи, в мно­го­дет­ной дво­рян­ской се­мье. Маль­чик ро­дил­ся немым.

Се­мье Ше­пеле­вых по­кро­ви­тель­ство­вал Ки­ев­ский мит­ро­по­лит Фила­рет (Ам­фи­те­ат­ров). На Пас­ху 1853 го­да он бла­го­сло­вил ма­те­ри прий­ти с сы­ном на ве­чер­нюю служ­бу в его до­мо­вую цер­ковь. На тре­тье при­вет­ствие вла­ды­ки «Хри­стос Вос­кре­се!» ре­бе­нок от­ве­тил: «Во­ис­ти­ну Вос­кре­се!».

По­сле ис­це­ле­ния маль­чик был от­дан на вос­пи­та­ние в Ки­е­во-Пе­чер­скую Лав­ру. К это­му вре­ме­ни он остал­ся си­ро­той. Все за­бо­ты о его вос­пи­та­нии вла­ды­ка Фила­рет взял на се­бя. По­слуш­ник по­лу­чил пре­крас­ное ду­хов­ное и свет­ское об­ра­зо­ва­ние. Его ду­хов­ник – пре­по­доб­ный Пар­фе­ний Ки­ев­ский – учил от­ро­ка мо­лит­ве и при­учал к нес­тя­жа­тель­но­сти.

В 1872 го­ду Вла­ди­ми­ра по­стриг­ли в мо­на­ше­ство с име­нем Алек­сий.

В Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре отец Алек­сий про­жил бо­лее 38 лет, но вы­нуж­ден был ее по­ки­нуть.

В Го­ло­се­е­вой пу­сты­ни пре­по­доб­ный Алек­сий про­жил в уеди­не­нии бо­лее 20 лет, неся по­слу­ша­ние ду­хов­ни­ка и риз­ни­че­го. В пу­сты­ни на­сту­пил рас­цвет его стар­че­ской де­я­тель­но­сти. Гос­подь удо­сто­ил его да­ра про­зор­ли­во­сти. Сре­ди ду­хов­ных чад стар­ца бы­ли Ки­ев­ские мит­ро­по­ли­ты и на­мест­ни­ки мо­на­сты­рей, мо­на­ше­ству­ю­щие и ми­ряне, дво­ряне и ин­тел­ли­ген­ты, сту­ден­ты и кре­стьяне.

В 1896 го­ду со­сто­я­лось от­кры­тие мо­щей и про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия Чер­ни­гов­ско­го. Го­ло­се­ев­ский ду­хов­ник был при­гла­шен для уча­стия в тор­же­ствах как че­ло­век, опыт­ный в об­ра­ще­нии с мо­ща­ми. При пе­ре­об­ла­че­нии мо­щей свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия ба­тюш­ка Алек­сий удо­сто­ил­ся ви­де­ния угод­ни­ка Бо­жия, ко­то­рый за­по­ве­дал ему по­ми­нать сво­их ро­ди­те­лей. Ко­гда же ста­рец воз­ра­зил: «Свя­ти­тель! Ты же сам про­слав­лен!», свя­той Фе­о­до­сий от­ве­тил: «По­ми­най на про­ско­ми­дии, она вы­ше мо­ей мо­лит­вы!»

Пре­по­доб­ный Алек­сий со­вер­шал про­ско­ми­дию несколь­ко ча­сов, чтобы иметь воз­мож­ность вы­нуть ча­стич­ки за всех сво­их ду­хов­ных чад, бла­го­де­те­лей и за тех лю­дей, ко­то­рые про­си­ли его свя­тых мо­литв.

Ке­лей­ни­ка не бы­ло, ста­рец сам но­сил дро­ва, и то­пил печь, и ста­вил са­мо­вар, и под­ме­тал ком­на­ты. Лишь за несколь­ко лет до смер­ти, ко­гда отец Алек­сий на­чал осла­бе­вать, ему стал при­слу­жи­вать мо­нах, бу­ду­щий ста­рец-ду­хов­ник и но­во­му­че­ник Аза­рия.

Пре­по­доб­ный Алек­сий при­ни­мал лю­дей да­же бу­дучи боль­ным. Он го­во­рил: «Я бы мог уй­ти от этой су­е­ты в бо­га­дель­ню и там со­вер­шен­но успо­ко­ить­ся, но не мо­гу я бро­сить страж­ду­щих, при­хо­дя­щих ко мне за по­мо­щью».

В на­ча­ле 1916 го­да ба­тюш­ка Алек­сий стал се­рьез­но бо­леть: пло­хо ра­бо­та­ло серд­це, рас­пух­ли но­ги. Его осво­бо­ди­ли от оче­ред­но­го бо­го­слу­же­ния, ко­то­рое он нес до то­го вре­ме­ни в те­че­ние 43 лет. Ду­хов­ные ча­да ста­ра­лись, как мог­ли, чтобы об­лег­чить его стра­да­ния, но ба­тюш­ка ма­ло по­ла­гал­ся на ме­ди­цин­ские сред­ства и че­ло­ве­че­скую по­мощь, а бо­лее упо­вал на по­мощь Бо­жию.

За во­семь дней до кон­чи­ны ба­тюш­ка ис­по­ве­дал­ся у сво­е­го ду­хов­ни­ка иеро­мо­на­ха Ки­та­ев­ской пу­сты­ни Ири­нея. За день до кон­чи­ны и в день смер­ти ста­рец раз­дал ду­хов­ным де­тям – мо­на­ше­ству­ю­щим и ми­ря­нам – свое скуд­ное иму­ще­ство. Ве­че­ром 11/24 мар­та 1917 го­да ба­тюш­ка под­го­то­вил­ся к свя­щен­но­слу­же­нию и со­би­рал­ся слу­жить, но крайне из­не­мог. Из церк­ви его вы­нес­ли на ру­ках и от­нес­ли в кел­лию, где ти­хо и мир­но он пре­дал дух свой в ру­ки Бо­жии. Это был де­вя­тый день по­сле от­ре­че­ния от пре­сто­ла ца­ря Ни­ко­лая Вто­ро­го.

Ба­тюш­ку сра­зу об­ла­чи­ли и по­сле со­вер­ше­ния пер­вой па­ни­хи­ды, пе­ре­нес­ли его те­ло из кел­лии в По­кров­скую цер­ковь. Ски­то­на­чаль­ник игу­мен Ген­на­дий (управ­лял пу­сты­нью с 1913 по 1917 го­ды) от­пра­вил в Лав­ру со­об­ще­ние о кон­чине стар­ца, про­ся рас­по­ря­же­ния о по­гре­бе­нии.

От­пе­ва­ние и по­гре­бе­ние со­сто­я­лось 13/26 мар­та. Цер­ковь бы­ла пол­на мо­ля­щи­ми­ся. Пла­ка­ли все: свя­щен­но­слу­жи­те­ли, мо­на­хи, ми­ряне, взрос­лые, де­ти. От­пе­ва­ние со­вер­шал ду­хов­ный сын пре­по­доб­но­го – ар­хи­манд­рит Ан­фим, ски­то­на­чаль­ник Спа­со-Пре­об­ра­жен­ской пу­сты­ни, впо­след­ствии каз­на­чей Лав­ры. Его пер­вые сло­ва: «По­те­ря­ли мы, бра­тия и сест­ры, до­ро­го­го сво­е­го на­став­ни­ка и неза­ме­ни­мо­го ру­ко­во­ди­те­ля в жиз­ни от­ца Алек­сия» вы­зва­ли в хра­ме без­утеш­ные ры­да­ния. Так, со сле­за­ми и со­вер­ши­лось от­пе­ва­ние Го­ло­се­ев­ско­го стар­ца.

Алек­сий Го­ло­се­ев­ский был про­слав­лен в 1994 г. как мест­но­чти­мый свя­той, со­сто­я­лось об­ре­те­ние его мо­щей, ко­то­рые от­кры­ты для по­кло­не­ния в Го­ло­се­ев­ском мо­на­сты­ре.

30 но­яб­ря 2017 го­да Ар­хи­ерей­ский Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви при­нял ре­ше­ние об об­ще­цер­ков­ном про­слав­ле­нии пре­по­доб­но­го Алек­сия Го­ло­се­ев­ско­го с уста­нов­ле­ни­ем да­ты па­мя­ти 24 мар­та.

Прочитано: 106 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*