6Почаев – удел Богородицы. Записки паломника.

Вдруг издалека, словно с неба, вспыхивали золотом купола взмывшего ввысь собора.
И люди, подняв головы, осеняли себя благодатно крестным знамением: значит, сподобил Господь дойти, вот она, Почаевская лавра!

Из книги «Почаевская лавра. Взгляд через века»

Первая встреча

Паломничество всегда оставляет след сугубо индивидуальный. Моя первая встреча с Почаевом состоялась еще в советское время, когда у подножия лавры в двухэтажном дореволюционном здании, где ныне размещается духовная семинария, находился музей атеизма. И всех туристов, в том числе и иностранных, заводили сюда, как в некое безбожное чистилище, дабы граждане «самой свободной страны» не отравились на Почаевской горе «опиумом для народа». Не помню напрочь содержание музейной атеистической агитации, но хорошо помню, как был впечатлен Троицким собором лавры, возведенным в начале прошлого столетия (1906–1912). В то предреволюционное время культурное общество открывало для себя гениальность древнерусского зодчества, и академик А.В. Щусев решил в тысяче с лишком километрах на запад, у рубежа католического мира, повторить на горе Почаевской Троицкий храм подмосковной Сергиевой лавры, где почивают мощи преподобного Сергия Радонежского, только увеличив его ровно в четыре раза.

Тогда я, еще весьма далекий от веры и Церкви молодой советский журналист, как бы увидел эту самую «Святую Русь» воочию: волны людского моря колыхались меж сине-голубыми стенами со строгими ликами святых. Литургия только окончилась, и народ, среди которого во множестве были «сирые и убогие», на самодельных инвалидных возках и колясках, с котомками за плечами, устремлялся к сияющему в утреннем луче золотому кресту, который держал в руках иеромонах… Я не знал тогда совершенно о масштабах гонений на Церковь, о море пролитой крови исповедников ХХ века. Не знал также и о трудных хрущевских временах, когда тернопольские партийные чиновники проводили в жизнь секретные атеистические директивы ЦК и местная милиция устраивала облавы в Почаевской лавре. Тогда заливали кельи водой из пожарных гидрантов, монахов заталкивали в грузовики… Многие попали в тюрьмы «за нарушение паспортного режима».

Увидел людей с котомками и с молитвословами в руках, разместившихся в каменных нишах длинной лестницы, ведущей в пещерную церковь преподобного Иова, с ликами всех святых, «в земле Российской просиявших». С икон глядели равноапостольные князь Владимир и княгиня Ольга, убиенные дети крестителя Руси – юные князья Борис и Глеб, затем Киево-Печерские угодники, потом – святые эпох Александра Невского и Сергия Радонежского, преподобный Иов Почаевский и далее в великом множестве – преподобные, мученики, юродивые – до Димитрия Ростовского и Серафима Саровского (а позже здесь появятся лики новомучеников и исповедников XX, самого кровавого, века и новопрославленного нашего современника – преподобного Амфилохия Почаевского († 1971).

«Здесь какая-то тайна», – подумал тогда в удивлении…

В начале 1990-х территория лавры выглядела совсем иначе, чем сейчас. Не было мощенных белым камнем аллей, миниатюрных часовен, изящной златоглавой альтанки, под сенью которой размещается выносной престол, где служится Божественная литургия в дни великих праздников, когда все пришедшие помолиться не вмещаются в лаврских церквях и тогда вся огромная лаврская территория становится единым храмом под открытым небом. Так было при последнем посещении Почаевской лавры патриархом Кириллом 5 августа 2009 года, в день празднования чудотворной Почаевской иконы Божией Матери – около 50 тысяч человек пели тогда хором православный Символ веры.

Тогда, в начале 1990-х, вместо грациозных корпусов гостиницы для паломников из-за высокого деревянного забора с колючей проволокой наверху выглядывали облупившиеся стены областной психиатрической лечебницы, в зарешеченных окнах которой можно было увидеть землистые лица умалишенных. Нас тогда по благословению наместника разместили в одной из монашеских келий, так что мы видели жизнь лавры изнутри. Видели, как в полумраке длинных коридоров обители появляются бесшумные фигуры братии в черных клобуках, спешащей на полунощницу в Успенский собор, соединенный с братскими корпусами средневековыми коридорами и скрытыми от мирских глаз монастырскими двориками.

Тогда впервые удалось послушать седоглавых старцев, помнящих своих наставников – почаевских насельников царского времени, – десятилетиями бережно хранящих наследие монашеского почаевского устава: в многочасовых, подобных афонским, богослужениях, пении, многочисленных послушаниях, даже в традиции выпечки монастырского хлеба и просфор. Не говоря уже о главном монашеском делании – молитве. И коль Сама Пречистая коснулась Своей стопой этих скал и оставила на ней Свой пречудный след, из которого проистек чудотворный хрустальный источник, то молятся иноки за весь мир, покрываемый Ее чудесным заступлением.

Запомнилась двухчасовая беседа в келье схиархимандрита Димитрия (Шивкеника, † 2005), очень почитаемого братией и в народе опытного духовника и исповедника паломников.

Мы сидели в полумраке сумерек, и отец Димитрий рассказывал о том, как мама в голодном детстве отвела его ребенком в монастырь, чтоб не умер с голоду, как он просыпался на ночные бдения, как полюбил Бога и Пресвятую Богородицу, как умирал от язвы кишечника уже в зрелом возрасте, 40 дней в Великий пост не принимал никакой пищи и не умер, а исцелился. И многое другое о любви Божией к людям, о смирении и терпении. И в его тихой речи была некая сладость, а когда большие настенные часы в его келье отмеряли очередные полчаса, он крестился и творил краткую молитву…

Тогда удалось записать на диктофон и сфотографировать (монахи, особенно пожилые, этого не любят) старейших насельников лавры, многие из которых прошли фронты, лагеря и тюрьмы. Они тогда одногласно оценили злодеяние филаретовского раскола и его лидера, и эти интервью удалось поместить в одном из крупных политических еженедельников Украины.

Запомнились еще некоторые послушники, одним из которых был бывший офицер-танкист, афганец, страдавший видениями кровавой войны со слезами и криками убиваемых мирных жителей. Здесь он нашел успокоение, и страшные видения прекратились, и он рассказал о том, как Матерь Божия его исцелила.

продолжение следует

(Сергей Герук)

Прочитано: 1 563 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*