5

В горе. Откровение

Потом были и другие поездки в Почаев, одна из которых – после трагической гибели нашего 20-летнего сына в позапрошлом году. Мы тогда с супругой понесли свое горе по святым местам, ища утешения духовного у православных святынь. Тогда в моем журналистском блокноте появилась такая запись:

«Владыка наместник благословил нам 182-ю комнату в почаевской гостинице с удивительной панорамой зеленых полей, рощ, холмов, уходящих за горизонт, в синие дали, где уже далеко на востоке в бледно-голубой дымке земля соприкасается с небом. И воздух, напоенный цветущими летними травами, и птицы, и размеренные удары лаврского колокола, и в углу икона ”Неупиваемая чаша”, и наши слезы пред ней об ушедшем Алеше, и усталость прожитого дня – все это покрывалось великой благодатью Пресвятой Богородицы. Пресвятая Богородица, спаси нас!

Проснулся в 5 после крепкого сильного сна, подошел к растворенному окну и увидел малиновый шар солнца над синими далями – и возблагодарил Господа, Творца неба и земли. И пошел в Троицкий храм, построенный в древнерусском стиле, расписанный так, как было при преподобных Сергии Радонежском и Андрее Рублеве. Я исповедовался и стал у образа – чудотворного списка Почаевской Божией Матери – у медных перил и горящего подсвечника, на ступенях, ведущих к образу в киоте на возвышении. И смотрел на Ее потемневший лик сквозь белые, красные и розовые лилии, выставленные за медными перилами в керамической вазе, вдыхая их нектарное благоухание. И молился Царице Небесной, изливая свою душу и свое горе. И Она утешила меня, окаянного, причастием крови и плоти Сына Своего, во оставление грехов и жизнь вечную. И понял я душой, что все живы. И на ропот мой об Алеше послала мне Пресвятая мысль: ”Так было надо”. И покой вошел в мое больное сердце. 2 июля 2009 года. Почаевская лавра».

На светлых лестницах и в коридорах современной уютной гостиницы царила какая-то неуловимая чистота благодати одинаково настроенных на молитвенные труды людей. Пожилых и не очень, с детьми и подростками, юношей и дев… Они все приехали сюда к святыне молиться и напоминали своей молчаливой согласованностью сообщество древних христиан, у которых, по слову апостола, «все было едино». И сколько здесь разных судеб, думалось тогда, сколько слов и сокровенных воздыханий, устремленных к Богородице. Вот уж воистину свято место пусто не бывает…

Последний визит

Он был необычным и несколько тревожным. Дело в том, что в церковных СМИ появились странные обвинения в адрес почаевской братии и наместника о том, дескать, что в лавре нарушается таинство исповеди предвзятым отношением к исповедующимся, что лаврские священники выспрашивают у паломников нечто неподобающее, не допускают к причастию и накладывают непосильные епитимьи. И кроме всего прочего, наводнили весь Почаев листовками об угрозах от ИНН как печати антихриста и прочими апокалипсическими «страшилками».

«Куда дрейфует Почаев?» – взывал церковный журналист-священник к интернет-аудитории. На страницах электронных СМИ развернулась полемика по этому поводу, посыпались обвинения, но высказывались и трезвые слова защиты. Тех, кто защищал Почаев (в их числе был и авторитетный архимандрит, наместник крупного киевского монастыря), сравнивали с кликушами, называли мракобесами, «благо» сейчас в интернете выставляй, что хочешь, и пиши, о чем хочешь. Ругай патриархов и митрополитов, размещай свои «православные» демократические взгляды на индивидуальных блогах и в православных форумах. Тут уж бумаги нет, краснеть нечему…

Об этом думалось по дороге из Тернополя в Почаев, когда белый маршрутный «бусик» вез пассажиров по извилистому волынскому краю, и за каждым поворотом и подъемом открывался новый удивительный пейзаж. Вспомнился мне тогда почему-то один почивший Киево-Печерский схиигумен, прикованный к инвалидной коляске. Некогда боевой протоиерей, отец многодетного семейства, церковный строитель и молитвенник, он еще в непожилом возрасте был поражен тяжелым полиартритом, сковавшим его тело. И он ушел по договоренности с матушкой доживать век в Киево-Печерскую лавру и снискал у братии, прихожан и паломников большое почитание. Так вот, рассказывал отец Геронтий – так его нарекли в великой схиме, – что часто видит один и тот же сон: будто идет он бодро и радостно пешком через долины и горы – в Почаев, к Пресвятой Богородице.

Вот и Почаев. Я был на исповеди, говорил с насельниками, с братией, расспрашивал паломников и женщин, несущих послушание в паломнической гостинице. Наконец взял обширное интервью у наместника лавры архиепископа Владимира. И сделал свой журналистский вывод: критические статьи о лавре были предвзятыми и надуманными. Наместник рассказывал, как собирались по этому поводу лаврские соборы и как монахи-духовники делились своими впечатлениями.

Дело в том, что в лавру чаще всего едут с генеральной исповедью, часто с какой-то духовной проблемой, которую на приходе верующие разрешить не смогли. Архиепископ объяснил, что исповедь и прием паломников для духовных бесед – это уже монашеское послабление ради людей. Так как в монастырях в былые времена вообще не исповедовали: главным уделом братии была молитва. Но в наше время тотального атеизма люди ищут духовное убежище чаще всего в монастырях. Исповедующему иеромонаху порой приходится задавать вопросы, чтобы выяснить суть внутренней проблемы человека. Может, среди таких неопытных в духовной жизни людей, приехавших в лавру, и возникало недовольство почаевской исповедью.

К тому же, сюда и из окрестных католических, греко-католических городков и сел, из раскольничьих приходов едут люди и стремятся попасть к причастию. Так что священники лавры вынуждены спрашивать, откуда приехали, какого вероисповедания.

Впрочем, не хотелось завершать беседу на тревожной ноте. И владыка наместник рассказал о строительстве нового почаевского храма, в дополнение к двум существующим: Успенскому – конца ХVIII века и Троицкому – рубежа XIX и XX столетий. Храмы, как объяснил наместник, требуют реставрации и ухода, и часто приходится реставрационные работы проводить между богослужениями. К тому же, число паломников с каждым годом возрастает. Поэтому возникла идея строительства нового храма – в честь Преображения Господня. Это подарок Почаевской лавре и будущим поколениям от поколения начала ХХІ века. А Преображение – это и наше с вами личное преображение веры, преображение всех государств, всех народов некогда Святой Руси.

И отвечая собрату по перу, скажу свое мнение на поставленный им вопрос: «Куда дрейфует Почаев?»

В Царство Небесное! Куда же еще?

(Сергей Герук)

Прочитано: 25 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*