9Лк., 55 зач., 11, 1-10

 Случилось, что когда Он в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный подавай нам на каждый день; и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

 Нет ничего труднее молитвы. Ученики видели, как молится Господь, и просят Его научить их молиться. И Господь открывает им тайну Своей молитвы, приглашая их молиться этой молитвой. Подобно Ему, они могут говорить или, вернее, дерзать говорить: «Отче наш».

Не существует иного пути к молитве, кроме вхождения в молитву Господню. Только Он — путь, истина и жизнь (Ин. 14, 6). Все, кто пытается молиться, должны идти через Него. Пусть знают все — те, кто знает Христа, и те, кто не знает Его, даже, может быть, до сих пор не слышав о Его имени, — все должны идти путем, открывающимся в молитве Господней. Только в Нем они могут называть Бога Отцом. Эта молитва содержит слова, которые мы знаем наизусть и произносим многократно каждый день. В них — самая суть Благой Вести: имя Бога, явленное Христом, приблизившееся Царство Небесное, воля Отчая, исполняющаяся на земле. И в них — прошения о том, что составляет непосредственную заботу каждого человека: хлеб на каждый день, прощение грехов, страшные угрозы искушений и зла. Эти слова вводят нас в самые глубины нашего существа, открывая молитву, с рождения сокрытую в каждом человеческом сердце.

Как всякое слово Божие, слова молитвы «острее меча обоюдоострого», и «проникают до разделения души и духа, составов и мозгов, и судят помышления и намерения сердечные» (Евр. 4, 12). Этим намерениям, живущим в нашем сердце, нет числа, и мы так мало их знаем. Но наш взор должен быть устремлен к небу — туда, где Отец наш, мы должны искать, прежде всего, Царства Его, в несомненной надежде, что все остальное будет дано нам.

«Отче наш, сущий на небесах» — и это значит, мы должны приходить с нашими молитвами к Богу, как дети к Отцу, Отцу нашему и Отцу всех людей.

«Да святится имя Твое». «Господи, Боже наш! — говорит Псалом. — Как величественно имя Твое по всей земле!» (Пс. 8, 9). В Священном Писании имя — не просто имя, в нем — вся личность того, к кому мы обращаемся. Но как будет святиться имя Отчее, то есть признаваться людьми святым, если мы не будем устремляться к нему, чтобы быть святыми?

«Да приидет Царствие Твое!» — это молитва о конце света, а не просто о том, чтобы это Царство возрастало в мире, ибо ученики Христовы видели, что оно уже вошло в мир. Слова «Да приидет Царствие Твое» созвучны с последними словами Священного Писания: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» Это значит: пусть утвердится Царство Христово решительно и всецело. Каждый день повторяя: «Да приидет Царствие Твое», мы должны бы, естественно, сознавать меру нашей ответственности за его приход. Увы, большей частью мы произносим это прошение слишком отвлеченно, не вдохновляясь им. Хуже того, наша теплохладность и духовная инертность препятствуют росту Царства Божия. «Да приидет Царствие Твое!» — молимся мы. «Что ты делаешь для этого?» — отвечает нам Господь.

«Да будет воля Твоя и на земле, как на небе». Да утверждаются принципы мира невидимого нашей верой и верностью Христу в мире видимом. Только тогда, когда мы дадим Богу в нашей жизни принадлежащее Ему место, все остальное у нас займет свое место. И Дух Святой, соединенный с нашим духом, даст нам наследовать волю Самого Бога о нас и о мире. «Отче! Не Моя воля, но Твоя да будет», — молится об этой тайне, совершая наше спасение, Христос (Лк. 22, 42).

«Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день» — так иудеи в пустыне просили манну. Столько, сколько требуется на сегодняшний день, — чтобы мы жили постоянным упованием не на наше богатство, а на Бога. Мы не заботимся о неизвестном будущем, но живем, в этом смысле, одним днем. Хлеб земной — не более чем необходимо для подержания наших телесных сил, и хлеб небесный — не менее чем необходимо для нашего соединения с Богом.

«И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему». Тайна прощения велика. Мы должны прощать, как и Христос простил нас. Его молитва на Кресте: «Отче, прости им, не знают, что творят» обнимает всех. И если мы действительно хотим быть сынами Отца Небесного в Единородном Его Сыне, мы должны научиться вместе с Ним произносить эту молитву.

Наконец, все завершающее прошение — о том, чтобы нам устоять до прихода Царствия Божия: не пасть побежденными великим искушением — отступничества, отчаяния, забвения Христа. Бог не искушает Своих детей, вводя их во зло. «В искушении никто не говори: Бог меня искушает, потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак. 1, 13). Искушение существует от начала мира, от древа книги Бытия. Никто не избегнет его, потому и Христос проходит через искушение, это общий жребий всех людей. Но да не оставит нас Бог с одними нашими силами, чтобы не подчиниться нам врагу нашего спасения! Мы не можем избежать искушений, но мы можем встретиться в них с Богом.

Господь призывает нас быть настойчивыми и неотступными в нашей молитве, показывая, как далеко может идти наша настойчивость в отношениях с людьми. Представьте, говорит Он, приходит кто-нибудь взять взаймы хлеба у соседа — совсем в неподходящее время, среди ночи, и не для себя, а для своего друга, неожиданно прибывшего к нему. Он будит соседа стуком, вызывая гнев у него — его дети уже спят с ним на постели, и он не может встать. Получив отказ, этот человек продолжает стучать, и говорит, что не уйдет, пока не получит просимое. Потому, чтобы избавиться от него, он должен дать ему хлеб. «По неотступности его даст ему, сколько просит». Мы можем добиться нужного от людей, потому что они хотят избавиться от нас, а от Бога — потому что Он хочет быть с нами. И это значит, мы должны приходить к Богу, исполненными дерзновения и доверия к Нему, за хлебом насущным — за всем необходимым, особенно в нужде и в беде, ибо Он знает нас, любит нас и бесконечно милостив к нам. Мы должны приходить к Нему с молитвами за других, как за самих себя.

Все прошения молитвы «Отче наш» — во множественном числе: «мы», а не «я». Это значит, что мы не молимся каждый только за себя, взывая «Отче мой», но вместе устремляемся к встрече с нашим общим Отцом — молясь одни с другими, и одни за других. Молитва Господня — молитва братства, поскольку она — молитва сыновства. Хлеб, о котором мы просим, мы призваны разделить с другими, потому что мы просим его также и для других — для тех, кто нуждается в нем, как и мы, а иногда и больше, чем мы. Мы говорим: «Прости нам грехи наши», потому что речь идет не только о личных обидах, но также о коллективных винах, которым мы причастны явным или молчаливым участием в несправедливости государства или преступным равнодушием к нравственному распаду народа. И если мы молим Отца Небесного не ввести нас во искушение и избавить нас от лукавого, мы равным образом становимся ходатаями за наших ближних.

«И Я скажу вам, — говорит Христос, — просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». Бог обещает нам дать то, что мы просим у Него. Он уверяет нас в этом не только благостью Своего естества, но и словом, сказанным нам. Это слово изрекли пречистые уста Христовы. Мы должны не только просить, мы должны искать, возрастая в наших молитвах и в нашем дерзновении ко Господу. И прося и ища, проявлять настойчивость, — продолжая стучать в одну и ту же дверь.

«Всякий просящий получает», — говорит Господь, — даже самый последний из нас, если просит с верою. Когда мы просим у Бога то, что Христос заповедует нам здесь просить, — чтобы имя Его святилось, чтобы Его Царство пришло, и Его воля исполнилась, — в этих прошениях мы должны быть исполненными доверия и устремляться к сокровенной близости с Богом — с Отцом в Сыне Духом Святым. Таков образ всякой истинной молитвы, предстояние со страхом и трепетом, и любовью, и мужеством перед Всемогущим Творцом и Искупителем нашим. Такова печать самой главной нашей молитвы, завершающейся за богослужением возгласом священника: «Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Прочитано: 942 раз.
Поделиться с друзьями

Отправить комментарий

*